ЛИБРИО    

Читать "Антон Посадский. История в зеркале литературы: к проблеме источниковедения (О повестях Игоря Гергенрёдера)" - Гергенрёдер Игорь Алексеевич - Страница 1 -

Антон Посадский, доктор исторических наук

О повестях Игоря Гергенрёдера

История в зеркале литературы: к проблеме источниковедения

При исследовании событий малой истории, ее «молчаливых» персонажей в условиях социальных ломок, историку могут быть особенно интересны литературные произведения, построенные на реальных фактах истории.

Герои произведений современного автора И. А. Гергенредера. — жители Кузнецка. Отец автора кузнецким гимназистом, вместе со своими однокашниками, стал бойцом Народной армии в 1918 г., прошел путь белых армий до Иркутска. На его рассказах основаны произведения И. Гергенредера. Автор не изменяет имен. Разумеется, это не исторический источник. Но это информация, которой нельзя пренебрегать1 . Возможность сравнить художественные произведения на документальной основе с источниками классического происхождения дают мемуарные и следственные материалы — источники вполне традиционные.

В повести « Комбинации против Хода Истории»2 мы видим весенний Кузнецк 1918 года. Город живет еще прежней жизнью, хотя есть исполком и несколько коммунистов. Вернулись с войны фронтовики, в том числе офицеры.

И вот Кузнецк встречает отряд некоего Пудовочкина, более четырех сотен красногвардейцев. Пудовочкин, гигант с добродушным лицом, являл тот непростой тип хищника с каторжной закалкой и звериным чутьем чужой силы и слабости, который не раз зафиксирован современниками революции. При нем состоит комиссар из местных помещиков Костарев, пошатавшийся по свету, повоевавший в дальних странах, нашедший было тихий быт в тихой Финляндии, но вернувшийся из-за будоражащей его идеи. Это — громадная сила русского народа, которой надо дать выход. Революция подняла Пудовочкиных, и их надо направить на Восток, бешеную энергию надо стравить: « Россия должна скакнуть как отоспавшийся исполин». Для этого нужен вожак — Хам с большой буквы. Во вдохновенных речах комиссара — он изливает свои мысли перед местным врачом, у которого остановился — звучат мотивы, знакомые по зловещим персонажам Достоевского: « Ход Истории. — я поднялся настолько, чтобы играть против него… И когда вы сообщили мне об убийствах, я поехал на прогулку. Настолько я поднялся»; « Наши листовки, газеты, брошюры станут лгать о невиданном изобилии в Корее, в Монголии, на Тибете. Мы мобилизуем всех художников, и они будут малевать картинки мужицкого счастья в тех краях… Неверящих станем принуждать к движению жесткой революционной властью. Тех, кто агитирует против, будем расстреливать как шпионов, пособников государств, которые сами хотят заглотнуть райские просторы…» Костарев вызывает ужас у доктора Зверянского, он болен и одержим.

Отряд Пудовочкина тем временем хладнокровно и куражливо грабит и убивает. В городе составился заговор. И на Пасху спланированное местными офицерами и видными горожанами восстание удалось. Отряд Пудовочкина был уничтожен, почти никто не спасся. Горожане вместе с исполкомом постарались остаться лояльными к Советской власти, чтобы избежать карательных ударов. Тут выясняется, что доктор Зверянский, вспыльчивый, добрый и открытый человек, спас своего постояльца-комиссара.

Далее следует последний акт драмы. « Поднявшийся над кровью» комиссар спасовал перед своей идеей в пользу людей. Он прибыл в Кузнецк уже чекистом. Но ЧК под его руководством расстреляла не организаторов городского восстания, а городских подонков, которые скорее радовались общему погрому города. Он предупредил наиболее видных горожан уехать на время. Затем прибыла следующая комиссия. За развал работы ЧК Костарев был расстрелян. Доктор Зверянский говорит о масштабе его жертвы: он отдал за нас свою идею — огромная жертва, жизнью своей он давно не дорожил.

Рассказ « Птенчики в окопах»3 повествует о трагическом эпизоде января 1919 г., когда белые части пытались отстоять Оренбург. Рассказ ведется от первого лица. Батальон 5-го Сызранского полка, менее полутораста человек, из интеллигентной молодежи, занимает оборону по обе стороны железнодорожного полотна. В батальоне — около 30 кузнечан, учащихся по 15-17 лет. В командиры батальону достался фельдфебель — единственный настоящий солдат и взрослый человек в батальоне. В Оренбурге кипит жизнь, пьяный гуляка кричит проходящему мальчишескому батальону — победа будет? Частью батальона, рассыпанной по одну сторону железной дороги, командует Паштанов, самый старший в батальоне, ему 18, силач-гиревик. Стоят сильнейшие морозы. Красные начинают наступать, продвигаясь на поезде, несколько атак отбито. Двое пытаются уйти с позиций, и непреклонный Паштанов приказывает расстрелять их как изменников. Рассказчик очнулся, когда его вынимали из заснеженного окопа: « Один-единый в живых», — докладывает фельдфебель. Итог тяжелого боя: 8 убито, 58 замерзло, то есть все, кто были. « Что еще сказать? — говорит капитан. — Чересчур уж юные, а тут — условия зимнего боя».

Итак, перед нами художественная реконструкция.

По советским мемуарным данным, Совет в городе Кузнецке весной 1918 г. был нерешительный. На «буржуазию» наложили 2 млн. «контрибуции». Средства поступали слабо, и тогда было применено заурядное по тем временам средство — арест, дабы арестованные выкупали себя. В ответ на это 7 марта произошло выступление Союза фронтовиков во главе с местными офицерами. Но это выступление, кажется, ограничилось дебошем в Совете.

Съезды Советов малоуспешно пытались упорядочить работу. 4 апреля организовалась городская организация большевиков, о которой через полтора года местные же коммунисты не нашли добрых слов.

Хвалынск послал в город отряд для организации «настоящей» Советской власти. Этот отряд состоял из голодных хвалынских крестьян, а начальник — Пудовочкин — «попался не из хороших». Он расстрелял более 10 человек в Неверкине и в городе начал безразборные конфискации. Аппетиты голодных солдат разгорелись. Естественно, упоминается «работа» контрреволюционеров. В результате поднявшееся мещанство перебило отряд. Отряд латышей из Пензы едва смог удержать горожан от определенно контрреволюционного выступления и восстановил порядок (как и какой ценой — не знаем — А. П.)4 .

1. Не забудем, что, например, классическое выражение «белой легенды» — « Дроздовцы в огне» —очевидный плод соавторства, и слог этого исторического источника (все-таки источника!) уж точно не Антона Туркула, а Ивана Лукаша.


2. Грани, 1995, №177. С.56-124


3. Грани, 1995, №175. С.5-34


4. За 2 года борьбы (7 ноября 1917 — 7 ноября 1919) — Кузнецк, 1919. С.9-10. О неверкинском случае есть другое свидетельство: местная беднота стала отбирать хлеб у богатых. Бывший волостной старшина попросил у Саратова защиты от бандитов, а беднота за помощью обратилась в Кузнецкий Совет. В результате Саратовский и Кузнецкий отряды вступили в бой, были убитые: ЦДНИСО. Ф.199. оп.3. д.292. лл.3-4


1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"10081","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.