ЛИБРИО    

Читать "Диалоги (март 2003 г.)" - Гордон Александр Гарриевич - Страница 1 -

Александр Гордон

Диалоги (март 2003 г.)

Теории антропогенеза

03.03.03(хр. 00:50:02)

Участник:

Зубов Александр Александрович – профессор, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки. Институт этнологии и антропологии РАН

А. Г. Доброй ночи. Не знаю, что возникает у вас в сознании, когда произносят слова – недостающее звено, у меня возникает ужас от того, что пытаясь постичь всё, что нас окружает, в том числе и нас самих, получив, казалось бы, на начало 21 века уже достаточное количество информации, мне, например, прошлое наше, происхождение наше до сих пор представляется уходящим в тёмный-тёмный коридор истории. Может быть, сегодня мы попробуем зажечь хоть какой-нибудь свет в этом коридоре с вашей помощью. Есть свет в конце тоннеля?

А. З. Сейчас я попытаюсь рассказать об этом, хотя, показать этот свет – вы слишком много от меня требуете. Поскольку тема у нас « Антропогенез», происхождение человека, то придётся возвращаться к некоторым, казалось бы, избитым истинам и устаревшим, от которых никуда не денешься. Ведь когда говоришь «происхождение человека», многим кажется, что здесь всё уже ясно, всё известно. Это хорошо, что вам, например, кажется, что, наоборот, неясно. Но очень многим что такое происхождение человека ясно – обезьяна, семиальная теория Дарвина о происхождении человека от обезьяны. Трудовая теория Энгельса – да, собственно, и всё. И человек считает, что он всё знает. И кстати, я очень часто сталкивался с людьми, которые вот так и представляют себе эту проблему. Дескать, а что ещё здесь можно найти нового? Смею заверить, что, как и в любой другой науке, не только новое есть, но есть даже и сенсационное, я хотел бы сказать, не побоюсь этого слова.

А. Г. Не надо бояться, мы на телевидении.

А. З. Да, да, вот именно. Даже и сенсационные есть открытия, и 20 век сделал столько для развития этой области знания, что, я думаю, мы смело можем говорить действительно об этой проблеме, как о новой и даже свежей. Отвлекусь на одну минуту, скажу только, что некоторые проблемы, о которых мы сейчас будем говорить, поставлены в 2000-м году. Это само по себе о чём-то говорит.

Но вернёмся немножко назад, потому что это сейчас будет необходимо. Одна из таких прописных, казалось бы, истин, это то, что человек очень близок к человекообразным обезьянам, а человекообразные обезьяны, я просто позволю себе напомнить, – это шимпанзе, гориллы, орангутанги – вот к этим бесхвостым обезьянам человек чрезвычайно близок. Это давно было известно, и вот это часто считают рутиной какой-то. Но на самом деле доказать, причём неопровержимо доказать эту близость, это родство было не так просто. Но сейчас мы можем сказать, я не буду особенно углубляться в эту тему, но сейчас мы можем сказать, что очень многое здесь расшифровано. И что новые доказательства прямого родства человека и человекообразных обезьян выглядят уже неопровержимыми действительно. В частности, группы крови. Ведь подумайте, у шимпанзе имеется группа крови 1 и 2, то есть, нулевая и А. У гориллы – А и Б. У орангутанга – А, Б и АБ. Причём, это не просто аналоги групп крови. Это не аналоги, это абсолютно идентичные человеческим группы крови. То есть, можно переливать кровь от шимпанзе к человеку, что и было сделано французским учёным Труазье, который поставил такой смелый эксперимент. И перелил кровь от шимпанзе к человеку, и результат был блестящим.

А. Г. Он на себе ставил эксперимент?

А. З. Нет, не на себе. Далее. Теперь уже генетика. Генетика сейчас на высоте. Генетика дала очень много нового материала. Так вот генетики говорят, что в генетическом плане человек и шимпанзе, например, близки на 95, а то и на 99 процентов. То есть, мы различаемся всего-навсего генетически на один процент, ну может быть на пять процентов. Мозг. Ну, на что уж мозг, казалось бы, мозг человека, и мозг обезьяны. Но тем не менее, в мозгу шимпанзе мы находим такие поля, такие области, которые соответствуют в человеческом мозгу полям, связанным с речью, с трудом, с тонкими манипуляциями. То есть, полная система эволюционных заготовок, чтобы из такого существа получился человек. Конечно, всё это развито не настолько, как вы понимаете, не настолько сильно, как у человека. Но, тем не менее, это есть. И мозг обезьяны – это огромнейшее достижение эволюции. Некоторые подробности можно было бы ещё дать, но я так подробно этого касаться не буду.

Теперь дальше. Вот узоры пальцев, узоры ладоней и так далее, чрезвычайно близки у человека и человекообразных обезьян. Затем речь. Я сказал о речевых центрах в мозгу, но тут же встаёт вопрос – а почему же обезьяны не говорят, почему не разговаривают человекообразные? Дело в том, что гортань устроена по-разному у человека и человекообразных обезьян. Гортань у человека расположена ниже, это позволяет значительно расширить диапазон произносимых звуков. Обезьяны этого не могут. Но это не значит, что невозможен никакой речевой контакт с обезьянами. В 60-е годы блестящие эксперименты были проделаны американскими исследователями, которые, наверное, многим известны. Это супруги Гарднеры, затем Патерсон, Тимоти Джилс, которые учили обезьян языку глухонемых. И добились блестящих результатов. С обезьяной стало возможным беседовать в течение получаса, скажем, так, как с ребёнком 5-летнего возраста. То есть, стал возможен контакт с обезьяной.

А. Г. Простите, что перебиваю. Из всего вышесказанного, у меня, например, осталось впечатление, что обезьяны – это некий недоэволюционированный объект, который при известных обстоятельствах может пройти свой эволюционный путь и превратиться в подобие человека, не хомо сапиенса, разумеется, но во что-то очень близкое нам по форме. Так это или нет?

А. З. Знаете, если говорить о современных обезьянах, то, пожалуй, уже нет. Они уже безнадёжно отстали. Дело в том, что у нас, у людей и шимпанзе, был общий предок примерно 6-7 миллионов лет назад. После этого, после точки расхождения эволюционных линий, шимпанзе развивались по своему пути, человек – по своему пути. Причём, человек накапливал одни свойства, а шимпанзе накапливали прямо противоположные, другие. Так что разрыв получился всё-таки настолько большой, что вернуться к исходной точке уже, конечно, очень трудно. И всегда, конечно, некоторое отставание, как бы вы не учили обезьяну, оно всегда будет.

А. Г. И всё-таки, если вернуться к общему предку, давайте начнём вот оттуда постепенно. Что сейчас известно об общем предке, о цепочке общих предков?

А. З. Во-первых, мы должны сказать, что семиальная теория Дарвина предполагала само собой разумеется, что должно существовать некое промежуточное звено. Об этом впервые высказал мысль Геккель. И после этого промежуточное звено стали искать. И нашли. Голландский исследователь Дюбуа на Яве нашёл известного питекантропа, черепную крышку, бедренную кость и зубы, его назвали обезьяно-человек. Точнее, я бы сказал, человеко-обезьяны, потому что это всё-таки был немножко больше человек, чем обезьяна. В конце 19 века одно такое звено было найдено, но в то время даже не представляли себе, сколько этих звеньев ещё будет. И, несколько забегая вперёд, я должен сказать, что из этих звеньев получилось огромное развесистое древо, в ветвях которого нашло место направление к человеку от обезьян.

И следующее, о чём хотелось бы сказать, в связи со звеньями, что уже в 20-м веке, в 20-х годах, точнее – в 24-м году, было найдено ещё одно звено. Более, так сказать, подходящее. Это я имею в виду австралопитека. Обезьяну, то есть это не обезьяна, собственно говоря, а тоже промежуточное существо между человеком и обезьяной. Оно было найдено в Южной Африке в 24-м году, потом выяснилось, что австралопитекус – это мощный развитой род, состоящий из 8 видов. Причём, это существо, этот род австралопитекуса, сам по себе, очень интересен с той точки зрения, что это ещё не человек. Но это уже то семейство, к которому человек относится. Это гоминиды. Может быть я позволю себе написать, вот – гоминиды, я по латыни напишу. Hominid, гоминиды – это семейство. А в него входят роды австралопитекус, австралопитекус и гомо. Здесь надо чётко себе представлять, что человек, как род, входит в гоминид, но не все гоминиды являются людьми. Таким образом, с находкой австралопитеков найдено было очень важное звено эволюции, найден тот эволюционный базис, который дал род гомо. Вот эти 8 видов австралопитеков считались раньше вообще первыми гоминидами.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"10423","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.