ЛИБРИО    

Читать "Любовь не предает" - Спайс Вирджиния - Страница 1 -

Вирджиния Спайс

Любовь не предает

ЧАСТЬ I

Глава 1

Париж, апрель 1799 года

Она сидела на краешке стула, гордо выпрямив спину. Во взгляде блестящих карих глаз читалось плохо скрытое презрение и еще не утраченное чувство собственного достоинства. Последнее, впрочем, было весьма неуместно в ее нынешнем положении.

Когда девушка вошла, Баррас сразу обратил внимание на ее руки. Тонкие и изящные, теперь они были спрятаны в потрепанной темной муфте, вероятно, для того, чтобы скрыть нервную дрожь пальцев. Или же сегодняшней посетительнице внезапно «стало холодно», как это часто случалось с теми, кого вызывали в приемную Директории. Заметный слой пыли на потертых ботинках девушки говорил о том, что ей пришлось идти по улице пешком, но она даже не пыталась скрыть этого обстоятельства от изучающего взгляда стоящего перед ней мужчины. « Проклятые аристократы, – с раздражением подумал Поль Баррас, – даже лишенные всех своих привилегий, они осмеливаются задирать нос перед теми, кто сейчас держит в руках усмиренную Французскую Республику. Да как смеет эта невзрачная девица выказывать мне пренебрежение, мне, самому великому и могущественному вдохновителю нового режима! Да понимает ли она, что я могу уничтожить ее всего одним росчерком пера? Стоит мне только захотеть, и сегодня же ночью ей придется изображать пылкую страсть в моих объятиях и выполнять самые изощренные желания. Или… или потом оставшуюся жизнь она станет корить себя за то, что не приложила всех усилий ради спасения отца!»

–  Гражданка Катрин Шатовье, – губы главы Директории растянулись в широкой хищной улыбке, – полагаю, вы уже догадались, почему я вызвал вас?

–  Вовсе нет, гражданин Баррас. – Она пренебрежительно повела плечами. – Ведь ваш посланник даже не удосужился сообщить мне, в чем дело!

–  Так вы в самом деле ничего не знаете, бедное мое дитя? Тогда все это действительно ужасно! Проделать такой утомительный путь из анжуйской глуши в Париж, двое суток трястись в разбитом дорожном экипаже и только для того, чтобы узнать… Гражданка Шатовье, я вынужден сообщить вам одну крайне печальную новость. Ваш отец уже неделю находится в тюрьме Консьержери за участие в заговоре против Французской Республики!

–  Мой бедный отец в Консьержери!

Девушка вскочила, смертельно побледнев, и подбежала к окну, будто хотела увидеть из него то ужасное место, где томился сейчас единственный дорогой для нее человек.

–  Но это, наверное, какая-то нелепая ошибка! Мой отец никогда не был заодно с противниками нового режима. Боже мой, не могу поверить своим ушам. В тюрьме Консьержери!

–  Вам хорошо знакомо это место, не так ли? Еще бы! В девяносто четвертом году вы ведь провели там три самых долгих месяца в своей жизни вместе с вашим отцом, бывшим графом. И вот теперь гражданин Шатовье снова оказался в Консьержери, подумать только! А еще говорят, что нельзя дважды войти в одну и ту же воду. Как видно, в наши смутные времена все старые аксиомы терпят крах.

–  Так в чем же обвиняют отца?

–  Вы же знаете, что за последний год он несколько раз ездил в Париж и, как мне известно, всегда отказывался брать вас с собой. Причина этого очевидна – ваш отец встречался в столице с эмигрантами, незаконно пересекавшими французскую границу. При обыске были обнаружены письма, подтверждающие его причастность к заговору против Франции. Надеюсь, вы понимаете, что этого более чем достаточно, чтобы отправить вашего отца на гильотину?

–  Да, я понимаю, гражданин Баррас. – Катрин де Шатовье устало опустилась на стул. – Вы вызвали меня в Париж, чтобы сообщить об этом?

–  Нет. – На губах главы Директории снова появилась неприятная, хищная улыбка. – Ради такой мелочи я даже не стал бы тратить на вас время, гражданка Шатовье. Но я хочу дать вам шанс спасти вашего неразумного отца от ожидающей его тяжкой участи.

Баррас наполнил глубокий бокал белым вином. Он молчал, давая этой гордячке прийти в себя от услышанного и принять нужное ему решение. Оценивающий взгляд главы Директории внимательно скользил по ее лицу и фигуре: он пытался объективно оценить шансы девушки. Конечно, надо было бы быть полным глупцом, чтобы не видеть, что Катрин де Шатовье совсем не подходит на роль блистательной соблазнительницы красивого, умного и требовательного мужчины! Ее бледное лицо и угловатая худощавая фигурка, облаченная в старомодный темно-серый плащ, шляпка с обтрепавшимися полями были способны вызвать в мужчине скорее жалость, чем желание. Но, с другой стороны, может быть, это как раз и есть то, что нужно? Ведь за графом Мелвернским вот уже два года увиваются самые блистательные красавицы Европы. И тем не менее ни одной из них до сих пор не удалось завоевать хотя бы крохотный островок в его сердце. Что если как раз эта лишенная светского налета дочь обнищавшего и опального французского аристократа окажется способной если не возбудить мужской интерес, то хотя бы завоевать его доверие? А большего и не требуется. В конце концов, ведь новизна всегда так притягивает…

В любом случае сейчас нет другой кандидатуры, а письма, способные навсегда погубить его, Барраса, будущее, по-прежнему надежно спрятаны в тайниках мелвернского особняка. И он не сможет спокойно спать, пока собственноручно не уничтожит опасную переписку.

–  Итак, насколько я понимаю, гражданин Баррас, – начала Катрин, первой прервав затянувшееся молчание, – вы хотите потребовать от меня выполнения каких-то услуг взамен за свободу моего отца. Это так, я не ошибаюсь?

–  Всегда приятно иметь дело с людьми, которые с полуслова понимают, чего от них хотят, – довольно подтвердил ее предположение глава Директории. – И вдвойне приятно иметь дело с умными людьми… Действительно, гражданка, вы все правильно поняли. Я в самом деле собираюсь потребовать от вас выполнения одной услуги. После чего ваш отец тотчас же получит свободу. Как я вижу по вашему лицу, вы заранее на все согласны?

–  Я не в силах отказаться, когда на карту поставлена жизнь отца. Объясните, что я должна сделать.

–  Как говорится, услуга за услугу, моя дорогая. А, вернее, письма в обмен на свободу.

–  Что это значит, месье?

–  Гражданин, – поправил ее Баррас, слегка поморщившись. – Это значит, гражданка Шатовье, что вы должны будете отправиться в Англию и похитить нужные мне бумаги у одного известного английского аристократа.

От удивления девушка вскочила.

–  Как вы сказали? Отправиться в Англию? Потом пробраться в дом какого-то знатного вельможи и выкрасть прямо у него из-под носа нужные вам бумаги? – Катрин смотрела на Барраса, не веря в серьезность сказанного им. – Помилуйте, гражданин Баррас, что вы мне предлагаете! Я соглашусь на все ради спасения жизни отца, но такое мне не по силам. Я даже не могу представить, как можно это сделать!

–  Успокойтесь, гражданка, и послушайте меня внимательно. – Баррас силой усадил девушку обратно на стул. – Все не так сложно, как кажется. Начнем с того, что через Ла- Манш вас благополучно переправят… на английской яхте. Ни для кого не секрет, что в этой стране есть много смельчаков, готовых рискнуть жизнью ради спасения аристократов, попавших и немилость Директории. Но в данном случае никакого риска нет. Само собой, человек, который переправит вас в Англию, будет уверен, что спасает от преследования невинную жертву, и вам надлежит поддержать его в этом заблуждении. А далее еще проще. Вас встретят наши эмигранты, а король любезно предоставит убежище в своей стране.

–  Вы что же, предлагаете мне появиться в Англии не таясь, под своим настоящим именем?

–  Бог мой, ну а как же еще? Не думаете же вы, что сможете проникнуть в апартаменты нужного человека как воровка! Если бы эти проклятые письма можно было выкрасть, они бы уже давно были у меня. – Баррас укоризненно погрозил пальцем девушке. – Нет, нет, моя дорогая, вам следует действовать совсем иначе. Вы должны постараться завоевать доверие этого человека настолько, чтобы, скажем прямо, оказаться в его личных покоях.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"118794","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.