ЛИБРИО    

Читать "Тайна волшебного ящика" - Вайс Рудольф - Страница 1 -

ТАЙНА ВОЛШЕБНОГО ЯЩИКА

ЮНЫЕ СЫЩИКИ ВЫХОДЯТ НА СЛЕД

Дело было в начале сентября. В одно прекрасное воскресное утро раздался громкий и продолжительный звонок в дверь. Я решил не открывать. Когда вкалываешь целую неделю, хочется хотя бы в воскресный день отдохнуть и побыть одному. К тому же, было еще довольно рано, что — то около восьми часов. В дверь продолжали непрерывно трезвонить. Я заткнул уши, но это не спасало.

« Наверно, — подумал я, понемногу раздражаясь, — какой — то хулиган закрепил спичкой нажатую кнопку и дал деру». С улицы долетали возбужденные голоса. « Нет, видно, что — то стряслось. Придется вставать!»

Я осторожно выглянул в окно. И тут же невольно отпрянул. Перед моим подъездом собрались мальчишки и девчонки. Присмотревшись, я узнал своих друзей — Антона, Франца и его сестру Ингу, Долговязого Готфрида и маленького Вилли, Петера… Как зовут других, я не помнил. Хотя нет, прозвище вот того я знал: его называли Мышонком. А того — Цыпленком. Да, вот еще один с боле достойной кличкой — Детектив. Остальных я не знал вовсе.

Что же случилось? Надеясь получить ответ, я открыл дверь. Звонок смолк, и ребята окружили меня. Все заговорили разом. Стоял такой гвалт, что я не мог разобрать ни единого слова. Утихомирить их мне удалось с большим трудом.

—  Тише же! — крикнул я. — Что произошло?

Конечно, я зря задал такой вопрос. Как по команде, они снова загудели в один голос. Мои соседи уже открывали окна. Даже жители соседних домов обращали на нас внимание. Залаяли две собаки, а какая — то кошка с перепугу кинулась на крышу сарая.

Засигналила автомашина.

Минут пять ушло на то, чтобы восстановить порядок.

—  Пойдемте в сад, — предложил я. — Мы очень громко кричим, и кому-нибудь может прийти мысль остудить наши головы холодной водой.

Это помогло. Девочки и мальчики рассыпались в разные стороны, подхватили свои велосипеды и повезли их в сад. За ними, торопясь, последовал и я. Все уселись прямо на траве под деревом. Только Мышонок, Франц, Дитер и Долговязый Готфрид устроились по — другому: они притащили старую скамейку, у которой одной ножки не хватало, остальные подозрительно шатались.

Я категорично отказался сесть на это хромоногое сооружение. Но четверо мальчишек решили им воспользоваться. Долговязый Готфрид уселся на той стороне, где не было ножки. Точнее, оседлал скамью, упираясь в землю ногами. Рядом с ним, ухмыляясь, расположились Мышонок, Дитер и Франц.

—  Так, — сказал я, когда все наконец уселись, — могу я теперь узнать, из — за чего вы так рано меня потревожили. Но не говорите все сразу. Антон, расскажи — ка ты!

Антон откашлялся. Но едва он заговорил, как маленький Вилли вставил несколько слов, за ним Детектив, потом кое — что добавил Дитер, Инга возразила, и через несколько минут вновь поднялся гвалт. Тут не выдержал Долговязый Готфрид.

—  Ребята! — закричал он и вскочил. Но говорить он не смог: скамейка потеряла опору и рухнула, а трое мальчишек полетели на землю.

Я с грустью рассматривал обломки скамейки. Петер утешал меня, считая, что мне следовало радоваться. Ведь я сэкономил время на то, чтобы избавиться от этой рухляди. Разлетевшиеся куски досок можно было отправить в печку. Для других целей скамейка была явно непригодной.

Конечно, Петер рассуждал правильно, но меня это не воодушевило. Дело в том, что скамейка принадлежала не мне, а хозяину дома, который и так меня недолюбливал. Но привести ее в порядок теперь было практически невозможно.

Наконец — то мои друзья утихомирились и продолжили рассказ, и мне постепенно становилось ясно, что же с ними случилось. Хотя понять их было не просто: каждый из девятнадцати мальчишек и девчонок что — то вставлял от себя, дополнял, уточнял, спорил с другими. Вкратце суть дела была такова.

В нашем городе разбил палатки бродячий цирк, который давал ежедневно по два представления. При цирке был зверинец, открытый для посещения с утра до вечера. Конечно же, Антон, Франц и другие ребята уже побывали там.

Больше всего им понравился иллюзионист, который в считанные секунды, конечно, с помощью париков, грима, накладных усов и бороды, разных костюмов и головных уборов превращался из молодого, современно одетого человека в неуклюжего старика, юную девушку, крестьянина, пожилого лысого трактирщика с большим животом, даму средних лет или худощавого мастерового.

Все, что произошло, было связано как раз с этим артистом. Антон и Долговязый Готфрид были вчера после обеда в зверинце и совершенно случайно услышали, как спорили между собой директор цирка и иллюзионист. Ребята не поняли, о чем шла речь. Они только слышали, как директор заявил иллюзионисту, что немедленно увольняет его и запрещает ему появляться на территории цирка. В ответ артист пригрозил, что директор еще пожалеет о случившемся, но будет поздно, потому что его номер — гвоздь программы.

Директор спокойно возразил, что он уже нанял нового сотрудника, который сможет полностью заменить прежнего иллюзиониста. Через некоторое время иллюзионист удалился со своим багажом.

Цыпленок и Детектив рассказали о другом случае.

Вчера около десяти вечера они пошли к цирку, чтобы встретить родителей, которые смотрели последнее представление. Поскольку у ребят было время, они, не торопясь, прошли вокруг огражденной территории цирка, а затем уселись недалеко от входа прямо на лужайке. Вдруг справа от них из тени аллеи показалась фигура мужчины, который старательно избегал освещенных фонарями мест.

Детектив, который везде и во всем подозревал страшное преступление, спрятался со своим другом за ближайший куст. Кроме нескольких человек у входа на арену, да двух или трех конюхов, выводивших белых лошадей к последнему номеру, вокруг никого не было.

Минут десять незнакомец внимательно наблюдал за цирком. По — видимому, он довольно точно знал программу представления, потому что после того, как благородные скакуны вышли на манеж, а конюхи ушли, он подошел к ограждению. Еще раз осмотрелся, просунул руку между досками забора, отодвинул одну из них и проскользнул в образовавшуюся щель.

Цыпленок и Детектив подумали: « Уж не вор ли это?» Их подозрение окрепло, когда вскоре тот же человек с небольшим чемоданом на плече вынырнул из — за ограды и, водворив доску на место, быстро пошел по аллее, которая вела на окраину города.

Оба мальчика, конечно же, последовали за незнакомцем. Затем незаметно обогнали его, повернулись и пошли ему навстречу. Этот маневр они предприняли, чтобы разглядеть его лицо. Юные сыщики рассчитали так, чтобы встретить преследуемого под одним из фонарей. И это им удалось. И хотя незнакомец, увидев их, отвернулся, мальчики хорошо разглядели очки и темные усы. И нес он не чемодан, как им поначалу показалось, а ящик, видимо, довольно тяжелый. Почему? Да потому, что незнакомец тяжело дышал, и лицо его раскраснелось.

Ребята прекратили слежку: Детектив остановился и удержал Цыпленка, сказав другу, что незнакомец кого — то ему напоминает. Пока оба рылись в памяти, преследуемый свернул с аллеи направо и исчез в темноте. И тут школьники вспомнили: на вчерашнем представлении иллюзионист предстал перед ними в таких же очках и с такими же усами. Но поскольку объект наблюдения скрылся, они решили вернуться к цирку и встретиться там с родителями.

Вот, собственно, и вся информация, которую я получил. Да плюс к этому мне стало известно, что сегодня утром всех ребят подняли по тревоге Цыпленок и Детектив, которые хотели обсудить вместе со всеми вчерашнее происшествие. Их версия: директор цирка, по всей видимости, за что — то выгнал с работы иллюзиониста, а тот решил отомстить.

—  Ну что же, — сказал я, — мне все понятно. Но для чего вы меня втягиваете в это дело? Вам нужно обратиться в полицию и сообщить о случившемся. Там проведут расследование и задержат вора.

Мои друзья шумно запротестовали. « Об этом не может быть и речи!» — кричали они. Ребята хотели сами найти украденный ящик. Кроме того, Цыпленок и Детектив могли ошибиться, и вором окажется вовсе не иллюзионист. Тогда будет скандал.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"129647","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.