ЛИБРИО    

Читать "Лагерь ужаса" - Стайн Роберт Лоуренс - Страница 1 -

Роберт Лоуренс Стайн

Лагерь ужаса

1

« Возвращение доктора Жестокость»…

« Карнавал отвратительных ужасов»…

« Монстры-крабы»…

Тебе тоже нравятся эти фильмы?

Мы с моим братом Тайлером покупаем такие фильмы на видео и постоянно их смотрим. Мы любим все фильмы ужасов. Но эти три фильма особенные. Они сняты по сценариям Р. Б. Фаррадея. А он наш любимый писатель.

Мы никогда не пропускаем его еженедельное телевизионное шоу « Дом ночных кошмаров». Каждый раз, когда выходит его новый фильм, мы сначала смотрим его в кино, а потом покупаем на видео. Я думаю, ты уже догадался, что мы фанаты Р Б. Фаррадея.

Как-то раз прошлой зимой отец пришел домой очень довольный и с улыбкой на лице.

—  У меня есть кое-что. Тебе, Эндрю, должно понравиться.

Сказав это, он вытащил из кармана пальто сложенный проспект и протянул его мне.

Я развернул проспект и прочел фразу, написанную большими буквами:

« ЛАГЕРЬ УЖАСОВ Р. Б. ФАРРАДЕЯ».

Я, пораженный, смотрел на страничку.

—  Неужели он открывает летний лагерь? — единственное, что я мог выдавить из себя.

Отец кивнул.

Я позвал Тайлера и поднес проспект к его носу.

—  Вот это да! И мы можем туда поехать? — закричал он. — Мы можем поехать туда этим летом?

Отец снова кивнул.

А после этого весь дом Германов сошел с ума. Мы с братом носились вверх и вниз по лестницам. Кричали на пределе своих голосовых связок. А родители просто стояли и смеялись над нашими выходками.

Что за прекрасный момент!

—  Дай посмотреть! — закричал вдруг Тайлер и выхватил у меня из рук проспект, разорвав его на две половинки.

—  Тише, ребята! — пытался успокоить нас отец.

—  Как раз то, что нужно этому лагерю ужасов, — сказала мама. — Еще два абсолютно неуправляемых монстра.

Мама всегда называет нас с братом монстрами, особенно когда мы расшалимся. Мне двенадцать лет, а Тайлеру десять. Мама считает, что уже сейчас мы всегда должны вести себя как взрослые.

Но это было бы немного скучновато. Не так ли?

После того как мы наконец успокоились и перестали носиться по дому, кричать и отскакивать от стенок и пола как шарики для пинг-понга, отец помог нам склеить проспект.

—  Я даже не знаю, Эндрю, — сказал он, передавая мне почти новенькую книжку. — Этот лагерь выглядит действительно страшновато.

Вы с Тайлером можете перепугаться там по-настоящему. Я выкатил на него глаза.

—  Правда, что ли?

—  Ага, я уже весь дрожу. Просто трясусь от страха! — воскликнул Тайлер. И изобразил, что ему до смерти страшно: его тело задрожало как желе.

У Тайлера классно получаются такие штучки. Он тощий как дождевой червяк, и к тому же очень гибкий и акробатичный. У нас у обоих коротко подстриженные прямые каштановые волосы и большие темные глаза. Но я, почему-то всегда выгляжу серьезнее. А у Тайлера почти всегда дурашливый вид. Он постоянно вертится, как юла, строит рожи и всегда вызывает смех у окружающих.

Но в этот момент мы оба были абсолютно серьезны. Мы рассматривали проспект с рекламой лагеря с таким интересом, что, кажется, потеряли способность разговаривать.

В этом лагере, похоже, есть все! « Лес-охотник», Озеро болотных зомби».

—  Ну когда же наступит этот июль? — закричал я.

—  Хорошо бы закрыть глаза, а когда откроешь, — чтоб сразу же было лето! — воскликнул Тайлер.

Конечно, тогда мы и не предполагали, что этот лагерь будет немного отличаться от того, каким мы его себе представляли.

Мы даже не догадывались, насколько страшным может быть этот « Лагерь ужасов».

2

—  Ура! — одобрительно закричали мы с братом, когда автобус снова наехал на какую-то кочку и все пассажиры чуть не вылетели из своих кресел.

—  Как думаете, может, и этот автобус спроектировал сам Р. Б. Фаррадей? — спросила Мередит Фридман.

Она со своей сестрой Элизабет сидела за нами. Мы встретили их, когда садились в этот автобус.

Сестры в общем-то девчонки что надо. Если не считать, что Элизабет все время жевала резинку и надувала огромные пузыри. Когда они лопались, на мою шею попадали брызги слюны. И хотя все звали меня Эндрю, Меридит упорно продолжала называть меня Энди.

— « Автобус без возврата», — объявил Тайлер.

—  Нет, « Месть демона скорости»! — предложила Мередит.

— « Автобусные монстры из космоса»! — закричала Элизабет.

Мы все с удивлением уставились на нее. Р. Б. Фаррадей никогда бы не назвал так свой фильм.

Элизабет поняла, что сморозила глупость и покраснела.

Автобус немного качнуло на повороте. Теперь мы не видели абсолютно ничего, кроме ферм. Миля за милей — поля и поля.

« Мы уже приехали!» — закричали вдруг ребята, сидевшие сзади.

« Мы уже приехали?.. Мы приехали?..» — подхватили другие.

Все начали задавать друг другу этот вопрос.

Вскоре плоские однообразные поля сменились высокими деревьями. Дорога сворачивала в густой лес.

—  Я слышала, здесь каждый вечер крутят разные фильмы Р. Б. Фаррадея, — сказала Мередит. — Разве это не классно?

—  Мы с Тайлером уже видели все его фильмы, — похвастался я, — да к тому же не менее шести раз каждый.

—  А я все равно хотел бы посмотреть их все снова! — воскликнул Тайлер.

Элизабет резко переменилась в лице.

—  Там ведь не все такое жутко страшное? — спросила она. — Я имею в виду, там мы будем делать все то же самое, что и в обычных летних лагерях? Скажите, я права?

Мередит захохотала на весь автобус.

—  И чем же ты там хочешь заниматься? А, Лиззи? Делать ожерелья из подручных материалов или клеить зверюшек из бумаги? А может, ты вообще собираешься заняться выживанием в природных условиях?

Элизабет снова покраснела.

—  Ну… — попыталась оправдаться она.

Я уже открыл рот, чтобы высказать свое мнение, но автобус резко подбросило, завизжали тормоза, и он встал поперек дороги. Я упал в проход.

Я слышал, как закричал Тайлер, а за ним и другие дети. Я как раз приземлился на пол, когда автобус с жутким скрипом окончательно остановился.

Некоторые ребята, испуганные неожиданностью всего происходящего продолжали кричать, другие уже пришли в себя и громко смеялись.

Я только-только уселся на сиденье, но тут же снова чуть не свалился, услышав раздраженный и злой крик водителя, который просто задыхался от негодования.

Я решил узнать, в чем, собственно, дело, и повернулся в сторону кабины.

Присмотревшись, я увидел, как кто-то очень сильно дергает переднюю дверь, настойчиво пытаясь забраться в салон автобуса. Этот кто-то был весь в черном, с головы до пят. Вот его примерный внешний вид: широкополая черная шляпа над черной маской. Черная блестящая рубашка и черные брюки.

—  Эй, тебе не положено здесь находиться! — сердито кричал водитель.

Человек в черном прорычал что-то в ответ. Что именно, я не разобрал.

—  Убирайся! — приказал ему водитель. Мужчина протянул руку в черной перчатке, схватил водителя за грудки и стащил его с сиденья.

Водитель, конечно, сопротивлялся и требовал, чтобы незнакомец отпустил его. Но он был маленького роста и худой. К тому же, довольно-таки старый. Об этом говорили седые волосы и очки с толстенными стеклами, которые он носил.

И все же, несмотря на всю свою беспомощность, наш водитель вступил в схватку с человеком в черном. С громкими криками, хрипя и стеная, он пытался вытолкнуть мужчину из автобуса.

Некоторые ребята что-то кричали, а мы с Тайлером молча за всем наблюдали, не совсем понимая, что происходит.

Сердце у меня в груди бешено колотилось. Судорожно сжалось горло.

Так что же все-таки происходит? Что случилось?

Двое мужчин — водитель и незнакомец в черном — схлестнувшись в яростной схватке, оказались в конце концов у лобового стекла. И тут что-то изменилось. Лицо водителя сильно покраснело. Казалось, у дедули начинается приступ.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"137680","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.