ЛИБРИО    

Читать "Остров радужных надежд" - Хэмпсон (Хампсон) Энн - Страница 1 -

Энн Хэмпсон

Остров радужных надежд

Глава 1

Медленно, словно по волшебству, из тумана проступали неясные очертания острова. Катер плавно приближался к небесно-бирюзовым водам залива. Пенни стояла на палубе, облокотившись о перила, и с нетерпением вглядывалась в манящую неизвестностью даль.

—  Вот он, остров стремящихся в небо горных вершин и бушующих водопадов. Умиротворенный шелест пальм и пьянящее благоухание ночных цветов… Просто рай на земле!

К ней подошел красивый молодой мужчина. Пенни приветливо улыбнулась попутчику. Всего на голландском грузовом катере, перевозящем бананы, путешествовало восемь человек, включая Пенни и ее босса. Молодого человека звали Грэм Прайс. Он работал учителем математики в средней школе в Доминиканской Республике и сейчас возвращался из Англии, куда ездил к родителям на рождественские каникулы. Конечно, быстрей и проще преодолеть огромное расстояние самолетом, но так как спешить было некуда и Прайс очень любил море, он решил насладиться путешествием по волнам.

—  Просто дух захватывает, — восторженно пробормотала Пенни, глядя на сказочный остров. Девушка невольно поймала себя на мысли, что радуется не столько тому, что ей предстоит несколько месяцев провести в этом красивейшем уголке земли, сколько от предвкушения знакомства со своим будущим сводным братом Максом Редферном.

Недавно ее отец и мать Макса обвенчались. Родная мать Пенни умерла, когда девочке было только восемь лет. Казалось, отец никогда не оправится от удара, и последующие двенадцать лет их совместного существования напоминали грустное продолжение похорон. Пенни ощущала себя ненужной и очень одинокой. Еще сильнее, чем когда-либо, она жалела, что у нее нет брата или сестры. И вот сейчас появилась надежда, что отец вновь будет счастлив, они заживут одной дружной семьей и Пенни обретет брата.

Макс тоже был единственным ребенком в семье, и Пенни не переставала задавать себе вопрос, рад ли он, как она, предстоящей встрече.

—  Ты только посмотри на небо! — воскликнул Грэм. — Солнце как будто позолотило дождь.

Небесный свод над островом сиял от света косых переливающихся лучей, и все это разноцветное великолепие отражалось на водной глади моря, словно в огромном зеркале. Теплый ливень, позолоченный солнечным светом, был здесь обычным делом. Радужный остров — так ласково называли Доминиканскую Республику. Но было уже пять часов пополудни, время близилось к закату, и разноцветные лучи постепенно бледнели и растворялись в небе.

—  Точно будет туман, — тряхнула головой Пенни. — Неужели он здесь всегда?

Прайс покачал головой:

—  Не забывай — ты в тропиках. Хотя на вершинах гор постоянное скопление облаков, они не всегда вызывают туман. В любом случае, думаю, это не так страшно, ведь правда, Пенни? — Он придвинулся еще ближе, почти касаясь ее руки. — А потом, ты скоро увидишь своего брата. Надеюсь, не разочаруешься.

Пенни нахмурилась. Изящные брови сошлись, образуя вертикальную морщинку. Всякий раз, когда Грэм упоминал о Максе, в его голосе слышалась неприязнь. Но может быть, это ей только кажется? Обсуждать за глаза незнакомого человека — заведомое вероломство. И потом, зная мать Макса, Пенни была уверена, что он ей понравится.

Чтобы не показаться невежливой, девушка неохотно произнесла:

—  Он мне не брат. Пока. Свадьба намечается, только когда отец уйдет на пенсию. То есть не раньше чем через несколько месяцев.

Грэм хотел было возразить, но неожиданно сменил тему:

—  Ведь мы будем поддерживать знакомство, когда сойдем на берег? Ты не против?

Заметив, с какой тревогой он ожидает ответа, Пенни поспешила успокоить молодого человека:

—  Конечно нет.

—  Мы знакомы только девять дней, но… В общем, я хочу, чтобы мы стали друзьями, настоящими друзьями…

Она улыбнулась:

—  Конечно.

Грэм просветлел лицом. Воодушевившись, он торопливо заговорил:

—  Я покажу тебе здешние красоты. Но для этого надо использовать выходной, поскольку темнеет очень рано. Мы сможем погулять вечером, сходить куда-нибудь потанцевать.

Пенни слегка улыбнулась, Наблюдая, как искренне он радуется. За то время, что девушка работала у Норы Редферн, она научилась останавливать себя, если рождались по-детски оптимистические, грандиозные планы на будущее. Почему-то в таких случаях последующее разочарование было обычным делом.

—  А может, тебе так здесь понравится, что ты решишь обосноваться в этих местах, — не унимался Прайс.

—  Об этом не может быть и речи.

Пенни не сводила глаз с острова. Ветер гнал облака, и они свободно плыли над равнинами, но застревали и собирались в тучи на пиках доминиканских гор, чтобы потом обрушиться на остров долгими проливными дождями. Природа мудра и все предусмотрела. И тропическим лесам, словно густой мех покрывающим мизерный в бесконечном океане кусочек суши, и сплетающимся в огромную бесконечную, словно живую сеть многочисленным венам и артериям пресноводных речушек обильные дожди просто необходимы.

—  Я приехала сюда работать. И как только миссис Редферн решит возвращаться, я должна буду ехать с ней.

—  Но ведь ясно, что, когда она выйдет замуж, все изменится. У нее не будет столько свободы для продолжения карьеры, как сейчас. Разве нет?

Пенни многозначительно покачала головой:

—  Нет, такая работа предполагает постоянные поездки. Поэтому-то они и не женятся, пока папа не на пенсии. Только тогда он сможет путешествовать с нами. Так что, Грэм, даже если бы я захотела остаться здесь навсегда, вряд ли смогла…

Грэм печально вздохнул:

—  Понимаю… жаль, конечно… — Внезапно он оживился. — А может, это не твое? Я имею в виду, вдруг ты найдешь что-нибудь более интересное? Например, замечательную работу и чтобы не было нескончаемых переездов, а?

—  Именно путешествия мне и нравятся больше всего. Я знала, что меня ждет, когда нанималась.

Она вспомнила первое собеседование с будущей начальницей. Пенни вошла в кабинет и увидела хрупкую на вид женщину со снежно-белыми волосами и выразительным взглядом голубых глаз. Она сидела за столом, погруженная в размышления, и, казалось, не догадывалась о присутствии Пенни. В одной руке Нора держала кусок какой-то горной породы, в другой — странно блестящее стекло. Наконец, она оторвала взгляд от драгоценных предметов и вздрогнула от неожиданности. Удивленно, словно спросонья разглядывая Пенни, Нора спросила:

—  Вы кто?

Пенни растерялась и произнесла хрипловато:

—  Мисс Дэвидсон… Мне назначено…

—  Ах да, да! Как глупо с моей стороны! Вы насчет работы, да, да, точно. По объявлению. И давно вы стоите? Присаживайтесь, пожалуйста, дорогая. Надо было кашлянуть или что-нибудь в этом роде… — машинально, словно продолжая думать о чем-то своем, произнесла женщина.

—  Вообще-то я кашлянула несколько раз, но… — Пенни придвинула стул к столу и присела. — Но вы были так поглощены изучением вот…

—  А, вот этого? — Миссис Редферн постучала стеклом по булыжнику. — Да, это интересно. Очень любопытный минерал. — Наконец, она отложила оба предмета в сторону. — У вас есть опыт такого рода работы?

—  Нет, но я уверена, что…

—  А, значит, нет, — нахмурилась миссис Редферн. — А как насчет остальных характеристик, которые меня интересуют? Минутку, у меня, кажется, была где-то здесь газета… Нет, не найду… А, точно, я же завернула в нее те породы.

—  Вы упоминали о геологии, — с надеждой подхватила Пенни. — Так вот, я всегда интересовалась этим. Еще в школе пристрастилась и до сих пор читаю специальную литературу.

—  Хм… — Миссис Редферн недоверчиво посмотрела на девушку, но потом, словно окончательно очнувшись, произнесла: — А, хорошо, хорошо. Кажется, вы нам подходите. Жаль только, что я не могу отыскать объявление. Тогда бы я сказала наверняка. Однако видно, что вы способная девушка и в любом случае быстро всему научитесь. К тому же вы довольно красивы. Вот, честно, когда рядом с тобой какой-нибудь синий чулок вместо секретарши, даже писать не хочется. Никакого вдохновения, поймите меня правильно.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"150108","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.