ЛИБРИО    

Читать "ТораДора (ЛП)" - Такэмия Ююко - Страница 1 -

Annotation

Шестая книга серии Тора Дора.

Такемия Ююко

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Заметки автора

Такемия Ююко

Тора Дора. Том 6

Пролог

Суббота.

Благодаря безумным выходкам учеников однодневный школьный фестиваль получился очень хаотичным. Смех, слёзы, волнение и страсть – всё горело в костре, словно пытавшемся поджечь чёрное вечернее небо.

Следующим днём было воскресенье.

Работа по ликвидации последствий развлечений буйных учеников выпала на долю членов оргкомитета фестиваля и школьного совета. Они руководили уборкой каждого класса, проверяли, весь ли мусор вывезен, убраны ли угли и пепел, оставшиеся от костра. Заодно школьный совет устроил вечеринку для учеников третьего года в уголке спортзала, чтобы отпраздновать успех фестиваля. Лидер оргкомитета заявил, что не жалеет о том, что пришлось пролить немало слёз, и уткнулся лицом в букет под бурные аплодисменты. Президент школьного совета, тоже державшая в руке букет цветов, похлопала его по плечу и сказала, откинув волосы…

– Ах да, я должна вам кое-что сказать.

Она сказала это, словно про какой-то пустяк.

Глава 1

– Так что случилось в конце? Такой большой? И ты согласилась?

– Это моя работа, я не могла отказаться. Но это было весьма неприятно. Он такойбольшой!

– Хоть я и не видела, но не мог же он быть больше такого?

– Нет, Мая, ты слишком наивная. Он вот такой большой!

Девушка со странностями яростно взмахнула руками в воздухе, заехав по голове бедолаге, тихо сидящему за партой. От этого удара на парту с резким звуком свалилась пара очков.

– Прости! Я нечаянно… А, это всего лишь Юсаку.

Девушка, Ами Кавасима, повернулась к пострадавшему. Вина в её влажных кукольных глазах сменилась холодом, напоминающим ночную пустыню. Пострадавший, Юсаку Китамура, был её другом детства, так что тратить время на надевание милой маски смысла не было. Ами лениво улыбнулась и сказала…

– Хорошо, я правда извиняюсь. Вот твои очки.

Как бы то ни было, Ами действительно его ударила, так что хоть и небрежно, но она извинилась. И по-дружески водрузила очки обратно на нос своего друга детства.

Но…

– … Юсаку?

– …

Китамура, староста класса, вице-президент школьного совета и капитан софтбольной команды, был известной и добродетельной личностью. Любимый всеми, принимающий участие во множестве школьных и общественных мероприятий, словно он умрёт, если не будет занят. Всегда оживлённый Китамура сейчас выглядел полумёртвым, с полуоткрытыми глазами и ртом. Возможно, он даже не заметил, что его ударили. Он не смотрел на Ами, просто сидел на стуле, никак не реагируя.

– Эй, Юсаку, что с тобой?

– Выглядит неважно…

– Эй, Маруо! Соберись!

Мая Кихара легонько ткнула его пальцем в щёку. Снова никакой реакции. Она обменялась взглядом с Нанако Касии, стоящей рядом. Ами лишь мило пожала плечами и подняла брови, думая, что они принимают это слишком близко к сердцу. Ненормальное состояние её друга детства никак не выглядело результатом полученного удара.

– Похоже, Маруо всё больше переутомляется…

Ами и Мая кивнули, соглашаясь с Нанако, и опустили головы, разглядывая зомбиподобного Китамуру.

Да, за последние недели после увлекательного школьного фестиваля вспыхнувшие увлечения прошли, и ученики вернулись к скуке обычной школьной жизни. Лишь незаметно сменилось время года, с яркой осени на чёрно-белую зиму. Толстые облака закрыли солнце, оранжевые осенние листья стали сухими и мёртвыми, кружась на ветру за мрачными окнами. Было почти четыре часа, уроки уже закончились, уборка завершилась. Остался только классный час. А пока было свободное время, все ждали, когда придёт классный руководитель. Нелады с Китамурой скрывались ежедневной скукой, но теперь охватили его целиком.

Он всё реже разговаривал, реже отвечал на вопросы учителей, а во время обеда не обращал внимания на то, что ест. Его ширинка оставалась расстёгнутой не реже, чем каждые пару дней, в глазах пустота, на очках жирные следы пальцев, туманящие зрение. К тому времени, как друзья заметили его ненормальность, дело зашло слишком далеко, чтобы можно было вернуть его в норму.

Не иначе, это было следствие возвращения от феерического школьного фестиваля к скучной повседневной жизни. Должно быть, Китамура переутомился. Так думали все в классе 2- С. Пустое выражение на лице из-за того, что переутомился. Неопрятная бахрома вместо элегантной чёлки – переутомился. Усиливающаяся забывчивость, всё больше беспорядка в одежде, пошатывающаяся походка, столкновение о стену в спешке – всё это признаки переутомления.

Он излечился бы, сумей мы пробудить в нём интерес к повседневной жизни, верно? Но состояние Китамуры, похоже, было весьма серьёзным, раз он не подавал признаков жизни, хотя его окружали три красавицы ( Ами, Мая, Нанако). В это время…

– А… Ами…

– … Ч-что?

Труп неожиданно заговорил. Он поднял голову, глядя на прекрасное лицо популярной модели/подруги детства, и протянул дрожащие руки, словно старик, готовящийся умереть через пять дней.

– Ты отвратителен, убирайся!

Ами отступила на шаг.

– … Ты сейчас сказала «очень большой»… Про что это?…  Может быть… таинственная работа… и ты сказала «большой», может, это…

– А?! Что ты такое говоришь?! Юсаку, ты рехнулся?!

– Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! – Ами бешено расхохоталась и сделала особый жест, которому научилась бог знает где. Самым эффективным способом заставить кого-либо заткнуться была пощёчина, и оживший труп получил по физиономии. Китамура сполз на сторону без каких-либо признаков сопротивления.

– Большой, о котором мы говорили – это пёс! Пёс! Мне сказали, что надо будет позировать на фотосессии с собакой. Я думала, это будет собачка размером с плюшевого мишку, а это оказалась огромная двухметровая псина, которую приволокли на цепи! Фотограф даже сказал « Это чистокровный бульдог. Давай, обними его. Не думаешь, что он смахивает на ламу?»  Уверена, что похож – он даже пах первобытным зверем. Хотя я даже не знаю, как лама выглядит! Вот что было.

А что Маруо имел в виду, говоря «может, это…»? Куклу Барби? Куриный рулет? Или… Девушки точно не знали, что имел в виду Китамура, и с отвращением перешёптывались. Позади них…

– Как там Китамура… Выглядит неважно…

– Да, да, – с беспокойством закивали ребята.

Переутомление.

У некоторых было и другое объяснение состоянию Китамуры. Но они оставались в меньшинстве, остальные считали, что Китамура переутомился. Интерпретация же этого меньшинства…

– Это мучительно.  От одного взгляда на него начинаешь сочувствовать.

– И я то же самое чувствую… Если слухи правдивы, что с ним могло случиться?

– Ясен пень, над ним долго издевались…

– В конце концов, его противник – это… верно?

– Действительно, прискорбно… Замучить его до такого изнеможения.

– Просто сердце разрывается… Но теперь, когда ты упомянул, где они?

 * * *

… Бедный Такасу-кун…

– …?!

Человек резко обернулся, едва не свернув себе шею. Он услышал это, действительно услышал. Пара свирепо выглядящих глаз метнула молнии на ни в чём не повинных учеников, болтающихся по коридору во время перерыва на обед, заставляя их заткнуться одного за другим.

Кто это был?…

– Нет?!

Или ты?…

– Ай!

А может…

– Не я!

Ты…

– Что ты тут болтаешься?!

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"165873","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.