ЛИБРИО    

Читать "Сказка про манную кашу [сборник сказок]" - Юделевич Владимир Иосифович - Страница 1 -

посвящается Сусанне Павловне и Алексею Алексеевичу Курдиным

Сказка про манную кашу

Вышел месяц из тумана, Вынул ножик из кармана Считалка Птицы уснули в саду Рыбки уснули в пруду. Дверь ни одна не скрипит, Мышка за печкою спит. Колыбельная

Давным-давно, в незлопамятные времена, жила-была манная каша. Она жила в маленьком домике на окраине города Туманова. Днем хлопотала по хозяйству, а вечером выходила и смотрела на дорогу. Много лет назад ее суженый, принц Кисель, ушел по этой дороге странствовать в поисках приключений. Манная каша смахнула платочком слезу и стала ждать.

Сначала почтальон каждый день приносил баночки с кисельными письмами; потом письма стали все реже, расплывчатее, так — седьмая вода на киселе, а потом и вовсе исчезли. Злые языки говорили, что принц Кисель давно нашел себе на чужбине принцессу, но манная каша не верила и продолжала ждать. Однажды манную кашу — а звали ее Маша — пригласила в гости подруга, гречневая каша Груня. Было много народу: пшенная каша Паша, овсянка Ася, рисовая каша Лариса. Каша Лариса, которая только что приехала из Китая, рассказала, что там с ней познакомился знаменитый путешественник сэр Камамбер. Недавно он побывал в пустыне Сахара, целиком состоящей из сахара, и обнаружил там молочную реку с кисельными берегами. Но — самое удивительное — есть на этих берегах один холмик, который все плачет и жалуется, и зовет какую-то Машу…

Манная каша сразу поняла, что это принц Кисель, и упала в обморок, а встала оттуда с твердым намерением спасти своего суженого.

Напрасно старались подруги отговорить ее. Маша решила отправиться водным путем, в кастрюле. Она взяла с собой только сумочку и семейную реликвию — бабушкину перечницу. Геркулесовая каша, известная своей силой, помогла дотащить кастрюлю до реки. Подруги замахали платочками. Быстрые воды реки Газировки подхватили кастрюлю, и скоро город Туманов скрылся из вида. Весело шипя пузырьками, река несла манную кашу навстречу неизвестности.

Мимо проплывали берега. Поля сменились холмами, и реку обступил дремучий лес. Теперь она текла медленнее, с трудом пробираясь между упавших стволов. « Плыть бы так и плыть до самой Сахары», — подумала манная каша. Тут кастрюля вздрогнула и остановилась. Поперек реки была натянута сеть.

Маша выбралась на берег, чтобы выяснить, кому это вздумалось так некстати ловить рыбу. Раздался треск, и из кустов выскочило волосатое чудище. Это был знаменитый разбойник Кашеглот. « Сейчас я тебя съем!» — прорычал он. Маша хотела было упасть в обморок, но вспомнила о своем суженом… Она схватила первое, что попалось под руку (это была бабушкина перечница), и метнула в пасть Кашеглоту. Пасть сомкнулась. Раздался хруст. Кашеглот покраснел, посинел, сказал: « А… АПЧХИ!!!» — и взорвался.

Когда Маша пришла в себя, разбойника на поляне не было. Только какие-то подозрительные клочья висели на соседних елках. Манная каша освободила кастрюлю из сети и поплыла дальше. Лес кончился. Река спокойно текла меж невысоких холмов. На одном из них виднелся покосившийся забор. Перед калиткой стояла пара стоптанных сапог, и торчала на шесте дырявая корзина.

—  Хорошо бы узнать, куда я попала, — промолвила Маша, высаживаясь на берег.

—  Ты что, читать не умеешь? — спросил один из сапог, указывая на забор, где красовалась надпись « Сапожное царство». — А вот ты кто такая?

—  Я манная каша, ищу своего суженого, принца Киселя. Может, в вашем царстве о нем что-нибудь слышали?

Сапоги посовещались между собой; потом один из них скрылся за калиткой, пробурчав, что доложит королю.

Не успела Маша еще раз прочитать надпись, как он появился снова, совершенно запыхавшись.

—  Уважаемая путешественница! Его величество приглашает Вас во дворец!

Открылась калитка, и Маша вошла в сапожное царство.

Направо и налево расстилались шнурковые поля. На полях трудились лапти. Один налегал на плуг, запряженный огромными ботами, другие сеяли обрывки шнурков, а рядом, в роще гуталиновых деревьев, уже созревал урожай. Ветер доносил веселые голоса сборщиков, шевелил разноцветные шнурки на полях. Миром и спокойствием веяло от этой картины. Скоро Маша привыкла к запаху сапожного крема и с удовольствием подставляла лицо ветерку. Сапог, сопровождавший Машу, оказался на редкость общительным, и через пять минут она знала о сапожном царстве даже больше, чем написано в учебнике географии.

В прежние времена обувь шили вручную и носили как можно дольше. Но потом сапоги стали делать на фабриках. Никто уже не хотел донашивать старую обувь. Чуть потертые или просто немодные сапоги и ботинки стали безжалостно выбрасывать… Но вполне пригодным и крепким, хотя и ношеным, сапогам не хотелось гнить на свалке. Они собрались вместе и основали свое царство.

Весть об этом скоро разнеслась повсюду, и со всего света к ним стали собираться туфли и ботинки, босоножки и тапочки. Сапоги принимали всех, кто не боится работы и любит веселье — уж сапоги-то понимали толк в плясках. Так и жили обитатели сапожного царства — своим трудом, но зато по своему разумению; охотно принимали гостей и были всем довольны.

Единственное, что портило их жизнь, это корзины. Старые дырявые корзины, прослышав о сапожном царстве, тоже собрались вместе и поселились рядом, в овраге. Они завидовали трудолюбивым соседям и всячески старались им навредить: то вытопчут поля, то захватят в плен какую-нибудь несмышленую сандалию и требуют выкуп, а то подкрадутся ночью и начинают громко и противно скрипеть. Сапоги много раз пробовали договориться с ними, но все напрасно. Поэтому сапожное царство окружал забор, а у калитки на страже стояли сапоги с выбивалками. Они зорко следили, чтобы корзины не пробрались в сапожное царство с враждебными целями, и, поймав такую шпионскую корзину, вешали ее на шест. Не в обиду будет сказано, манную кашу тоже сначала приняли за переодетую корзину. Что поделаешь, такая уж служба!

Маша слушала с интересом и не заметила, как они вошли в город. Множество народу сновало по улице. Все были приветливы, до блеска начищены и заняты делом. Но вот перед ними оказался дворец. Он был построен из импортных обувных коробок. Часовые у входа отдали честь; зашаркали, кланяясь, придворные шлепанцы, а фрейлины-босоножки сделали книксен. Машу провели в тронную залу. Король Ботинок IX читал газету, королева Туфля вязала теплые носки, их сынок принц Полуботинок играл в индейцев, а придворная кошка выслеживала придворную мышку.

—  Рад приветствовать вас в моем царстве, милая путешественница, — воскликнул король, слезая с трона. — Кто вы и куда путь держите?

—  Меня зовут Маша, — скромно ответила манная каша, — я ищу своего суженого, принца Киселя. Он потерялся в пустыне Сахара. Не знаете ли вы, как попасть туда?

—  Пустыня Сахара? В первый раз слышу… Ну ничего, я познакомлю вас с моим двоюродным братом, сапогом-скороходом. Он настоящий рыцарь и, наверное, поможет вам.

Тут раздался оглушительный скрип и крики: « Беда! Корзины идут войной!» Король схватил свою выбивалку:

—  Никуда не выходите, ждите, пока мы разобьем их! — крикнул он Маше и выскочил в окно. Остальные попрыгали следом, и тронная зала опустела.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"167594","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.