ЛИБРИО    

Читать "Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя. Книга 2 (худ. Клименко)" - Дюма Александр - Страница 1 -

Александр Дюма

Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя.  Книга 2

Часть третья

I. Бесполезные усилия

Отправившись к де Гишу, Рауль застал у него де Варда и Маникана. После истории с дуэлью де Вард делал вид, что не знаком с Раулем.

Де Гиш встал навстречу Раулю. Горячо пожимая руку друга, Рауль бросил беглый взгляд на его гостей, стараясь угадать, чем они озабочены.

Да Вард был холоден и непроницаем. Маникан как будто весь был погружен в созерцание убранства комнаты.

Де Гиш увел Рауля в соседний кабинет и усадил его.

—  Ты выглядишь молодцом! — сказал он ему.

—  Странно, — отвечал Рауль, — настроение у меня весьма неважное.

—  Так же как и у меня, Рауль. Любовные дела не ладятся.

—  Тем лучше, граф. Я был бы очень огорчен, если бы твои дела шли хорошо.

—  Так не огорчайся. Я очень несчастлив и вдобавок вижу кругом одних счастливцев.

—  Не понимаю, — отвечал Рауль. — Пожалуйста, друг мой, объяснись.

—  Сейчас поймешь. Я напрасно боролся со своим чувством; оно росло и постепенно захватывало меня целиком. Я вспоминал твои советы, призывал на помощь все свои силы; я хорошо понимал, на что я иду. Это гибель, я знаю. Но пусть! Я все-таки пойду вперед.

—  Безумец! Ведь первый же шаг погубит тебя.

—  Пусть будет что будет.

—  Однако ты рассчитываешь на успех, ты думаешь, что принцесса полюбит тебя!

—  Я не уверен, Рауль, но надеюсь, потому что без надежды жить невозможно.

—  Но допустим, ты добьешься счастья, ведь тогда ты уж наверняка погибнешь.

—  Умоляю тебя, Рауль, не спорь со мной, ты меня не переубедишь: я не хочу этого. Я так долго добивался, что уже не могу отступить, я так сильно страдал, что смерть показалась бы мне благодеянием. Я не только безумно влюблен, Рауль, меня терзает также неистовая ревность.

Рауль сжал кулаки; можно было подумать, что его охватил гнев.

—  Ну хорошо! — сказал он.

—  Хорошо или плохо — мне все равно. Вот чего я хочу от тебя, моего друга, моего брата. Последние три дня принцесса в непрерывном опьянении от восторга. В первый день я не решался взглянуть на нее, — я ненавидел ее за то, что она не страдает, подобно мне. На другой день я не мог отвести от нее глаз, и она, я это заметил… она, Рауль, смотрела на меня если не с состраданием, то с некоторой благосклонностью. Но между нами встал третий; чья-то улыбка вызывает ее улыбку. Рядом с ее лошадью постоянно скачет лошадь другого, над ее ухом постоянно звучит ласковый голос другого. Рауль, моя голова пылает все эти три дня, в моих жилах разливается огонь. Я должен прогнать эту тень, потушить эту улыбку, заглушить этот голос!

—  Ты собираешься убить принца? — воскликнул Рауль.

—  Нет, нет! К принцу я не ревную; я ревную не к мужу, а к любовнику.

—  К любовнику?

—  Да… А разве ты теперь ничего не замечаешь? В дороге ты был более проницателен.

—  Ты ревнуешь к герцогу Бекингэму?

—  Я умираю от ревности!

—  Опять?

—  О, на этот раз дело легко уладить, я уже послал ему письмо.

—  Так это ты ему писал?

—  А ты почем знаешь?

—  Он сам сообщил мне. Вот, смотри.

И Рауль протянул де Гишу письмо, полученное им почти в одно время с письмом друга. Де Гиш с жадностью прочитал его и заметил:

—  Это письмо благородного и, главное, учтивого человека.

—  Конечно, герцог — человек воспитанный. Надеюсь, твое письмо составлено в таких же выражениях.

—  Я покажу тебе мое письмо, если ты пойдешь к нему от моего имени.

—  Но это почти невозможно.

—  Почему?

—  Герцог обращается ко мне за советами так же, как и ты.

—  Да, но, надеюсь, ты мне отдашь предпочтение. Послушай, вот что я попрошу тебя сказать герцогу… Это нетрудно… В один из ближайших дней: сегодня, завтра, послезавтра — словом, когда ему будет угодно, я желал бы встретиться с ним в Венсенском лесу.

—  Герцог — иностранец. Да и особое его положение не позволяет ему принять вызов… Вспомни, что Венсенский лес расположен совсем недалеко от Бастилии.

—  Последствия касаются только меня.

—  Но повод к этой встрече… Какой я выставлю повод?

—  Будь спокоен, он тебя не спросит об этом… Я так же раздражаю герцога, как и он меня. Прошу тебя, пойди к герцогу; я готов упрашивать его принять мой вызов.

—  Это лишнее… Герцог предупредил меня, что хочет поговорить со мной. Он на карточной игре у короля… Пойдем туда. Я вызову его в галерею. Ты же держись в стороне. Мне достаточно будет двух слов.

—  Ну так идем!

По дороге Рауль, который один только знал тайны обеих сторон, обдумывал, как бы устроить их примирение.

Войдя в залитую светом галерею, где, точно звезды на небесном своде, двигались самые прославленные придворные красавицы, Рауль на мгновение забыл о де Гише и загляделся на Луизу. Находясь среди своих подруг, она, точно зачарованная голубка, не сводила глаз с блестящей группы, окружавшей короля.

В десяти шагах от принца герцог Бекингэм пленял французов и англичан своим величественным видом и роскошью наряда.

Кое-кто из старых придворных вспоминал его отца, но это воспоминание было не во вред сыну.

Бекингэм разговаривал с Фуке. Фуке рассказывал ему что-то о Бель- Иле.

—  Сейчас я не могу подойти к нему, — заметил Рауль.

—  Подожди удобного момента, но, пожалуйста, кончим сегодня. Я весь горю.

—  Вот кто нам поможет, — сказал Рауль, завидев д’ Артаньяна в новом блестящем мундире капитана мушкетеров.

И Рауль направился к д’ Артаньяну.

—  Вас искал граф де Ла Фер, шевалье, — сказал он.

—  Я только что с ним говорил, — ответил д’ Артаньян, рассеянно оглядываясь кругом.

Вдруг взор его стал напряженным, как у орла, заметившего добычу.

Рауль проследил за направлением его взгляда и увидел, что де Гиш кланяется д’ Артаньяну. Но он не мог разобрать, на кого был обращен пытливый и надменный взгляд капитана.

—  Шевалье, — сказал Рауль, — вы могли бы оказать мне большую услугу.

—  Какую, милый виконт?

—  Мне нужно сказать два слова герцогу Бекингэму, но он разговаривает с господином Фуке, и мне, конечно, невозможно вмешаться в их беседу.

—  Вот как! С господином Фуке? Господин Фуке здесь? — спросил д’ Артаньян.

—  Разве вы не видите? Вон там.

—  Так ты думаешь, что мне удобнее подойти к нему, чем тебе?

—  Вы человек более значительный.

—  Да, это правда. Я капитан мушкетеров. Этот чин я получил так недавно, что постоянно забываю о нем.

—  Смотрите, он глядит на вас… если я не ошибаюсь.

—  Нет, нет, не ошибаешься, именно мне он оказывает эту честь.

—  Так теперь самая подходящая минута.

—  Ты думаешь?

—  Пожалуйста, пойдите.

—  Иду.

Де Гиш не спускал глаз с Рауля; тот сделал ему знак, что дело улажено.

Д’ Артаньян направился прямо к группе, окружавшей герцога, и вежливо раскланялся с г-ном Фуке и остальными.

—  Здравствуйте, господин д’ Артаньян. Мы беседовали о Бель- Иле, — начал Фуке непринужденным тоном светского человека, которым многие не могут овладеть за всю жизнь.

—  О Бель- Иле? Вот как! — удивился д’ Артаньян. — Ведь он принадлежит вам, господин Фуке?

—  Господин Фуке сейчас только сказал мне, что он подарил его королю, — заметил Бекингэм. — Очень рад вас видеть, господин д’ Артаньян.

—  А вы знаете Бель- Иль, шевалье? — спросил мушкетера Фуке.

—  Я был там только раз, сударь, — любезно отвечал д’ Артаньян.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"202336","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.