ЛИБРИО    

Читать "Секрет платформы №13" - Ибботсон Ева - Страница 1 -

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Если сегодня вы придете в школу и спросите у ребят: « Что такое гамп?», то, наверное, получите немало очень глупых ответов.

Вам могут сказать: « Это маленький гамбургер — гам, и съел», или: « Это кличка крокодила в зоопарке», или даже: « Это сорт жевательной резинки».

Но раньше было не так. Когда-то каждый ребенок мог объяснить вам, что гамп — это особенный курган, травянистый холм на земле, и что в этом холме есть потайная дверь, которая иногда открывается в тоннель, ведущий в совершенно другой мир.

Дети знали, что в каждой стране есть свой гамп и что в Великобритании он находился в месте под названием « Холм Кингз- Кросс» неподалеку от реки Темзы. А умные дети — те, кто читал старые истории и слушал старые сказки,— знали еще больше. Они знали, что дверь в этом холме каждые девять лет открывается ровно на девять дней, и ни секундой дольше. Поэтому не стоит колебаться и медлить перед входом или у выхода, поскольку ничто не откроет дверь, когда время истечет.

Но дети об этом забыли. В сущности, все об этом забыли, однако гамп по-прежнему остается на своем месте — под тринадцатой платформой железнодорожной станции Кингз- Кросс. А потайная дверь находится за стеной старого мужского гардероба с поблекшими плакатами « Поезда доставят вас туда и сюда», рассохшимися деревянными скамейками и пыльными пепельницами, в которых старые джентльмены тушили свои пахучие сигареты.

Теперь никто не пользуется этой платформой. Люди построили новые, более симпатичные платформы с рядами сияющих багажных тележек, торговыми автоматами и телеэкранами, показывающими, на сколько задерживается ваш поезд. Но на тринадцатой платформе все по-другому. Часы остановились; пауки оплели паутиной вход в гардероб. На двери в комнату забытых вещей висит табличка с надписью: « Не работает», а внутри лежит заплесневелый зонтик, который оставила леди, приехавшая на шестичасовом поезде из Донкастера в год серебряного юбилея королевы Виктории. Машины, торгующие шоколадом, заржавели и скособочились. Если вы будете настолько глупы, что опустите свою монетку в одну из них, то она скажет что-нибудь вроде « Харрумпф», и вы до конца своих дней можете ждать, когда вам дадут шоколадку.

Однако когда люди пытались снести эту часть станции и перестроить ее, что-то всегда выходило не так. Архитектор, собиравшийся построить здесь магазины, ни с того ни с сего покрылся ужасными болячками и уехал жить в Испанию, а когда железнодорожники решили переложить пути для электропоездов, геолог-изыскатель сказал, что здесь неподходящая почва, и пробурчал что-то насчет «трещин» и «просадок». Получалось так, словно люди что-то знали о тринадцатой платформе, но не знали, что именно они знают.

Но в каждом городе есть те, кто не забыл былые дни и старые истории. Например, призраки… Эрни Хоббс, железнодорожный носильщик, всю жизнь проработавший на Кингз» Кросс, да и теперь любивший тенью бродить вокруг поездов,— он знал. И его приятельница, призрачная уборщица миссис Партридж, когда-то чистившая щеткой полы багажного отделения, стоя на четвереньках,— она тоже знала. Водяные, бродившие по канализационной системе под городом и время от времени выглядывавшие из люков за станцией, тоже знали… И голуби знали — по-своему, конечно.

Они знали, что гамп все еще находится там, и знали, куда ведет потайная дверь. Длинный, туманный и загадочный тоннель ведет к укромной бухте, где ждет корабль, готовый взять всех, кто пожелает, на остров такой необычайной красоты, что дух захватывает.

Люди, жившие там, называли его просто Островом, но он имел много названий: Авалон, остров Святого Мартина, Земля Туманов. Давным-давно он был соединен с материком, но потом откололся и медленно уплыл на запад — так же как Мадагаскар уплыл от Африканского континента. Острова поступают так каждые несколько миллионов лет, и здесь нет ничего удивительного.

Конечно, вместе с уплывшим островом уплыли и его обитатели. По большей части это были разумные люди, понимавшие, что не всем обязательно нужно иметь по две руки и две ноги, что кроме них на свете могут жить разумные существа, которые выглядят и думают по-иному. Поэтому они жили в мире с одноглазыми великанами или драконами (которых в те дни было немало). Они не прыгали в море каждый раз, когда видели русалку, расчесывавшую волосы на валуне, а просто говорили « Доброе утро!». Они понимали, что дриады не любят, когда за ними подглядывают, а если троллям нравится отращивать такие длинные бороды, что они наступают на них при ходьбе, то это их личное дело.

С животными они тоже жили в мире и согласии. Вместе с обычными животными, вроде коров, коз и овец, на острове было много совсем необычных. Там были гигантские птицы, разучившиеся летать и откладывавшие яйца размером с футбольный мяч, броллаханы, похожие на коробочки желе с темно-красными глазками, морские коньки с шелковыми гривами, резвящиеся в волнах и оглашающие море призывным ржанием.

Но больше всего жители Острова любили туманчиков. Этих ласковых зверьков можно было найти только там, и нигде больше. Туманчики белые, маленькие и покрыты мягкой шерсткой, как тюленята, но вместо ласт у них короткие лапки, похожие на щенячьи. У них большие, влажные глаза и прохладные носы, обрамленные пушистыми бакенбардами. На ходу они немного пыхтят и переваливаются, словно маленькие подушки, поэтому они не любят бегать слишком быстро.

Туманчики не просто славные — они к тому же необычайно важные и нужные зверьки.

Дело в том, что с течением лет волны выносили на берег старые газеты или через гамп приходили беглецы с историями о Верхнем Мире, и жители Острова все больше склонялись к тому, чтобы их оставили в покое. Разумеется, они знали о пользе некоторых современных изобретений, вроде электрических одеял, согревающих людей в постели, или фтора, предохраняющего зубы. Но другие вещи им совсем не нравились, например: ядерное оружие, катастрофы на дорогах или жестокие петушиные бои. И они боялись, что их обнаружат проплывающие мимо корабли или слишком низко летящие самолеты.

Вот тут в дело вступали туманчики. Видите ли, эти чувствительные создания просто обожают музыку. Когда вы играете перед туманчиком, он широко раскрывает глаза, набирает побольше воздуха и восхищенно вздыхает.

« А-ааах,— вздыхает он.— А-ааах… а-ааах…» И с каждым выдохом из его рта выходит туман: чистый, плотный белый туман, пахнущий ранним утром и сырой травой. На Острове живут сотни и сотни туманчиков, играющих на лужайках или отдыхающих вдоль побережья, а это означает, что в любой момент можно напустить сколько угодно тумана.

Поэтому, когда люди видят корабль или пятнышко в небе, которое может оказаться самолетом, все дети выбегают из школы со своими флейтами, губными гармошками и магнитофонами и начинают играть для туманчиков… И люди, которые могли бы высадиться на берег, чтобы высматривать, выпытывать и вынюхивать, видят только белые облака и направляются своим путем.

Хотя на Острове живет много необычных созданий, королевская семья состоит только из людей, и так было всегда. Короли там — настоящие правители, не жадные, не разодетые в шелка и драгоценности, но смелые и честные. Они считают себя слугами своего народа (вообще-то, все хорошие правители должны так думать о себе, но часто бывает иначе).

Король с Королевой живут не в золотом дворце с роскошными тронами, на которых неудобно сидеть, и не имеют слуг, спотыкающихся о скамеечки для ног, когда приходится пятиться задом от Их Величеств. Они живут в низком белом доме над изгибом золотого песчаного пляжа, усыпанного ракушками каури, и всегда — днем ли, ночью — могут слышать немолчный плеск волн и тихий шелест ветра.

Комнаты во дворце обставлены без излишеств и наполнены прохладой; окна держатся открытыми, чтобы птицы могли свободно залетать внутрь и вылетать наружу. У очага спят умные собаки, на столах стоят чаши со свежими фруктами и вазы с благоухающими цветами. Все, кому некуда идти,— маленькие ведьмы-сироты, тюлени с больными плавниками или усталые состарившиеся волшебники,— находят здесь приют.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"210512","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.