ЛИБРИО    

Читать "Вышиваем гладью цветы и картины" - Шнуровозова Татьяна Владимировна - Страница 1 -

Татьяна Шнуровозова

Вышиваем гладью цветы и картины

Введение

Вышивка относится к одному из древнейших народных промыслов, насчитывающему не одно тысячелетие в своем развитии. Первые вышивальные мотивы были известны еще первобытнообщинным рукодельницам, которые при помощи нехитрых узоров, позаимствованных из внешнего мира, украшали как свою одежду, так и одежду своих домочадцев. Первыми нитями служили жилы и шерсть животных, собственные волосы, стебли растений, например, конопли, трава, а в качестве игл использовали заточенные кости, камни и другой подручный материал, способный проткнуть толстую кожу. Орнаменты, украшавшие первобытные одеяла из шкур убитых животных, придавали неказистому жилью обустроенный вид, вносили в несложный быт разнообразие и красоту. С развитием первобытного общества развивается и этот древнейший вид народных ремесел, совершенствуются материалы, нити, иглы, усложняются рисунки, используемые в вышивке. Изобретение веретена, за ним и простейшего ткацкого станка положило начало развитию ткачества, благодаря которому одежда из шкур животных постепенно сменилась простейшим костюмом из ткани. В зависимости от региона и уровня развития древнего общества, ткани изготавливали из шерсти, растительных волокон, шелка. Для окраски нитей применяли природные красители. Нити, из которых изготавливали ткани, стали не менее активно использоваться и для окончательной отделки изделий из нее, а многообразие оттенком позволяло древним рукодельницам создавать сложные, многоцветные узоры. Однако в отличие от простейших узоров глубокой древности, усложнившиеся мотивы (цветы, птицы, бабочки, геометрические орнаменты, скопированные из местного ландшафта) требовали не только разнообразного материала, но и времени для освоения вышивки. Поэтому постепенно произошло разделение этого повсеместно развитого вида народного промысла на ремесло, позволявшее заработать на жизнь, и увлечение женщин высшего сословия. В первом случае особое внимание уделяется технике выполнения, во втором – художественной стороне вышивки. При этом вышивка не только как занятие, но и как готовый результат в виде украшенных изделий, начинает играть роль статусного предмета. Одежды высшего сословия украшали самые сложные, многокрасочные вышивки с применением шелковых, шерстяных и даже золотых нитей, дополнительные краски привносили использовавшиеся в вышивке драгоценные камни и жемчуг. Из сюжетов наиболее характерны религиозные мотивы, изображения птиц, цветов, растительные и животные орнаменты. Одежды торгового люда украшали вышивки менее сложные, которые, как правило, выполнялись простыми шерстяными или растительными нитями и представляли собой небольшие геометрические орнаменты по краю одежды или фрагменты на поясе, вороте, рукавах. Одежды рабов и крестьян вышивками практически не украшались.

Расцвет древневосточной вышивки приходится на II–I тыс. до н. э., когда в Китае, Вавилоне и Древнем Египте создаются поистине уникальные предметы вышивального искусства: ковры, покровы для мумий, дворовые завесы, скатерти, покрывала, сплошь затканные многоцветными узорами с использованием золотых нитей. Наследниками древнего ремесла декорировать ткани разноцветными нитями стали греки и римляне. Причем у последних желание разукрасить свои жилища превратилось в ненасытное, сродни маниакальной болезни, стремление украсить вышивками каждый метр своего дома, что даже привело к нескольким неудачным попыткам правительства законодательно запретить излишества при украшении себя и своего жилища богатыми вышивками. Страсть к многокрасочным картинам на ткани перевешивала у римской аристократии уважение к закону, и матроны с патрициями, невзирая на строгие законы, продолжали скупать за немыслимые деньги роскошные восточные изделия с причудливыми, горящими на солнце вышивками.

С падением Римской империи в Европе на несколько столетий наступили смутные, темные времена Средневековья, с его презрением к украшениям в целом и богатым восточным вышивкам в частности. В это время вышивальное искусство совершенствовалось разве что за стенами многочисленных монастырей, где древнее искусство стало украшать вместо грешного тела нетленный образ Божий: вышивки активно использовались для декорирования культовых предметов, ими обильно украшали праздничные одежды священнослужителей, использовали для создания окладов и фрагментов икон. В одежде художественная вышивка сохранилась в нарядах высшего сословья, придворных, купцы и ремесленники, воины предпочитали более функциональную одежду, с минимумом декоративных элементов и не очень высокой ценой. Иное дело крестьяне, именно в этой среде уникальным образом сохранилось и даже постепенно развилось искусство украшения вышивкой повседневной одежды. Сохранению и развитию народного промысла способствовала сезонность выполнения полевых работ и высвобождение части времени женского населения для пошива и украшения одежды.

В отличие от одежды знати, где вышивка несла функцию декорирования, в крестьянской одежде она выполняла помимо художественной еще немаловажную прикладную функцию: помогала обработать горловины, рукава, полы изделий, придавая тем самым им прочность и увеличивая срок износа одежды, что было весьма важно для небогатой части населения. Кроме этого, сохранение орнаментов, передача секретов вышивки из поколения в поколение составляли для крестьян немаловажную часть исторической памяти. Недаром секреты семейной вышивки, использования красок для окрашивания нитей, использование тех или иных растительных или животных, геометрических или иных рисунков, мотивов наряду с другими секретами вышивки передавались их поколение в поколение, от матери к дочери, и редко открывались сторонним людям. На протяжении последующих столетий вышивка продолжала активно развиваться параллельными курсами: в высшем сословии, среди ремесленников, где превращается в профессию вышивальщиц, и в крестьянской среде. В первом случае она являлась своеобразным хобби, позволявшим продемонстрировать тонкость и взыскательность художественного вкуса умелицы, свидетельствовало о тонкости и полноте воспитания. Во втором позволяла зарабатывать на жизнь, так как искусные вышивки всегда ценились, в третьем становилась показателем трудолюбия и талантливости девушки, демонстрировавшей в вышивке освоение навыков будущей хозяйки. Уметь вышивать традиционные узоры считалось столь же необходимым, как выпекать пироги или уметь ходить за скотом. В послереволюционные и послевоенные годы с активной индустриализацией страны украшать одежду становится не только не модно, но едва ли не преступно, и в эти тяжелые для народных ремесел годы именно крестьянский быт с его сохранением традиций помогает уберечь искусство вышивки. В то время как в городе приветствовались изделия химической и текстильной промышленности, деревня продолжала вышивать рушники и подзоры, полотенца и скатерти. Так продолжалось несколько десятилетий, прежде чем вышивка вновь вернулась в повседневную моду, сначала интерес к ней проснулся в среде дизайнеров, а затем и среди остальных россиян.

В настоящие дни вышивка переживает свое второе рождение, мода на уникальность, неповторимость рисунков, узоров, картин, интерес к вещам, сделанным вручную, а потому не повторяющимся в массовом производстве, вернули народным промыслам, в том числе и вышивке, ее законное место в украшении как предметов одежды, так и декора интерьеров. Сегодня небольшие картины, созданные руками мастериц, могут стоить несколько десятков тысяч рублей, что, конечно, доступно далеко не всем. Зато у каждого найдется пара часов свободного времени, чтобы самостоятельно освоить это кропотливое, но изысканное по своей сути ремесло создания из простых нитей настоящих предметов роскоши, высокохудожественных произведений.

Несколько месяцев усидчивого труда, и из женских ручек начнут выходить пейзажи, натюрморты, по красочности и богатству оттенков не уступающие творениям живописцев, а одежда, вручную украшенная вышивкой, привлечет внимание окружающих и позволит подчеркнуть свои стиль, неповторимость, изысканность.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"211133","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.