ЛИБРИО    

Читать "Лучший мужчина" - Осборн Мэгги - Страница 1 -

Мэгги Осборн

Лучший мужчина

Пролог

Вот оно — мое последнее завещание, в котором я, Джо Рорк, владелец ранчо « Королевские луга», что расположено в семи милях к югу от города Клис, штат Техас, будучи в здравом рассудке и доброй памяти, излагаю мою волю.

Суть в том, что ни одна из моих трех дочерей не стоит и доброго слова. Всем троим глубоко наплевать на ранчо, благодаря которому они могут носить все эти модные платья и шляпки, на ранчо, которое их одевает и кормит. Ни одна из них ни единожды не проявила ни малейшего интереса к главному делу моей жизни, без которого не было бы и имущества, которое я теперь передаю по наследству. Я бы им вообще ничего не дал, кроме разве что крепкого пинка под зад, но тогда все, что накоплено за многие годы труда на этой земле, то, чему я посвятил жизнь, досталось бы четвертой и последней из моих жен — Лоле Фидлер Рорк. Она-то уж, по правде сказать, даже и пинка не стоит. От нее я не видел ничего, кроме неприятностей, и она попортила мне жизнь больше, чем любая из женщин, с которыми мне пришлось делить кров.

Тут со мной сидит мой друг и нотариус, Лутер Морланд, так он говорит, что я могу завещать ранчо и все свое движимое и недвижимое имущество бедным и оставить ни с чем всех моих оставшихся в живых родственников, если мне так хочется. Можно, верно. Но ведь это будет чертовски паршивая сделка, не так ли? Разве справедливо, когда человек работает всю жизнь, чтобы облагодетельствовать каких-то нищих бездельников, которые и имени-то его не знают, и нет им никакого дела до того, как он жил и как помер, и уж им-то вообще не дано понять, какая это горькая участь — иметь дочерей, всю жизнь мечтая о сыновьях. Даже если недостойные женщины из этой семьи продадут ранчо и потратят все добытое моим потом и кровью на меховые манто (что скорее всего и случится), то пусть уж тем, кто забьет кол мне мертвому, в сердце, будет хотя бы родной человек, а не чужак!

С самого первого дня своей болезни я все думаю над тем, как распорядиться нажитым, и, кажется, нашел решение. Вот что я скажу, и мои слова — плод не одной недели тяжких раздумий.

Если уж мне выпало выбирать между моими настоящими дочерьми и моей недостойной женой, которая уже сейчас, не дожидаясь моей смерти, вовсю кутит, проматывая плоды моих многолетних трудов, я, наверное, предпочел бы все же моих дочерей — мою плоть и кровь. Они дольше жили со мной и, следовательно, огорчали меня больше, чем Лола. Но мужчина вправе ожидать от своей половины куда больше, чем дает мне моя нынешняя супруга, так что хотя она прожила со мной не так долго, но горя принесла мне не меньше, если не больше, чем любая из дочерей, и изрядно отравила мне жизнь, не дав при этом счастья ни на грош.

Так вот к чему я пришел в результате долгих раздумий, и Лутер говорит, что я могу именно так и сделать.

Я оставляю мое ранчо, мои деньги и все мое движимое и недвижимое имущество моим трем недостойным дочерям, но не просто так: они должны заработать наследство. Им надо доказать, что они ничем не хуже мужчин, кем, будь на то моя воля, они должны были бы родиться на свет. Им придется пожить в моей шкуре и научиться понимать, что такое вести хозяйство, научиться понимать, что значило для меня, Джо Рорка, мое ранчо.

Лутер собирается изложить все мной написанное выше, как это положено по закону у них, у юристов. Ему придется исписать немало страниц, оговаривая все детали. Но это все крючкотворство, а главное — вот оно: сейчас я говорю с вами напрямую, Александра, Фредерика и Лестер. Мои дочери, если хотите получить хоть пенни из моего состояния, знайте, что вам предстоит сделать. Вы, девчонки, должны прогнать стадо лонгхорнов[1] на рынок в Абилин, штат Канзас. Далее, стадо в две тысячи голов откормленных бычков вы обязаны пригнать в полной сохранности — ни одним животным меньше в конце пути. И вы должны работать во время перегона, не просто прогуливаться. Работать, как мужчины, хотя вы и не знаете, каково быть мужчиной.

Лутер объяснит вам все, и он отпустит вам вполне достаточно средств на покрытие расходов в пути: на то, чтобы кормить главного, то есть трейл-босса[2], повара и девятерых погонщиков. Чтобы перегнать такое большое стадо, надо по меньшей мере двенадцать пар рабочих рук, так что вам трем придется возместить троих недостающих. Всего в перегоне примут участие двенадцать человек, не больше. Так что это путешествие отнюдь не будет похоже на пикник, это уж точно. Если кто-то из вас не захочет принять условия и взять на себя часть общей работы и ответственности, тогда пусть и не претендует ни на пенни из наследства.

Если участники перегона не смогут доставить в Абилин две тысячи быков, тогда моя четвертая и худшая жена, Лола Фидлер Рорк, получит все.

Пусть награда достанется победителю.

Глава 1

Если бы Дэл Фриско всерьез относился к слухам, то, судя по тому, что болтали горожане, он мог бы решить, что похороны Джо Рорка — величайшее событие из тех, что когда-либо случались в городе Клисе, если, конечно, не считать войны, которая, впрочем, уже пять лет как закончилась.

Весь бизнес в городе был запечатан так же прочно, как непочатая бутылка виски, и Дэл Фриско пребывал в вынужденном безделье. Никакой работы не предвиделось до понедельника, когда должен был начаться опрос кандидатов на место главного погонщика, трейл-босса. Итак, Дэл стоял на веранде гостиницы и, облокотясь на перила, смотрел на медленно проплывавший мимо катафалк с телом покойного Джо. Следом тянулась процессия — всадники и двуколки, дроги и пешеходы. Создавалось впечатление, что все население графства жаждало своими глазами лицезреть, как Рорка будут опускать в могилу.

По правде сказать, Дэл, в чем он готов был честно признаться, не являлся исключением. Не каждый день мертвый дает живым возможность испытать судьбу. Рорк подарил Фриско надежду, а это не так уж мало. Пораскинув мозгами, Дэл решил, что если рассматривать покойного как возможного благодетеля, то он, Дэл, как-никак должен проводить Рорка в последний путь и снять перед ним шляпу. К тому же Фриско всего час назад как принял ванну и побрился — вид у него был вполне благопристойный, а мрачное настроение, в котором он пребывал уже несколько дней, в самый раз подходило для похорон. Принимая во внимание вышеприведенные обстоятельства и то, что никакого иного развлечения не предвиделось, Фриско решил присоединиться к похоронной процессии, медленно двигавшейся по направлению к кладбищу.

К тому времени как Дэл поравнялся с хвостом процессии, ее голова, состоящая из дрог и повозок, уже достигла кладбища. Вскоре, следуя в колонне скорбящих, Дэл Фриско оказался неподалеку от того почетного места на кладбище, где зияла свежевырытая могила. Пользуясь преимуществом своего роста, Дэл поверх голов собравшихся обозревал сцену, где должно было происходить главное действо. Между тем публика рассредоточилась, готовясь услышать траурные речи и увидеть, как в землю опускают того, кто совсем недавно считался одним из лучших хозяев в Техасе. Дэл желал увидеть не столько дорогой, с бронзовыми ручками и филированной крышкой гроб с покойным Горком, сколько живых представительниц семьи — дочерей Джо.

Не зная ни одну из них в лицо, Дэл сразу заметил их в толпе, решив, что это — те самые, сестры Рорк. Именно так должны были выглядеть дочери самого, пожалуй, богатого и самого делового человека в Клисе и окрестностях. Элегантные, в безупречных нарядах и с безупречными манерами, они были именно такими, какими их представлял себе Фриско. И кроме того, лишь они позволили себе сидеть, в то время как остальные скорбели стоя. Когда священник начал читать молитву, Дэл снял шляпу и прижал ее к груди. Мимоходом взглянув на гроб, он все свое внимание обратил на дочерей Рорка.

вернуться

1

Порода скота с длинными заостренными рогами. — Здесь и далее примеч. пер.

вернуться

2

Трейл-босс — человек, отвечающий за перегонку скота, в обязанности которого входят наем остальных работников, организация работы и т.д., начальник экспедиции.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"21221","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.