ЛИБРИО    

Читать "Психопаты не унимаются! (СИ)" - "Джонни Псих" - Страница 1 -

Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!

Дорогой читатель! Данная книга представляет собой часть авторского проекта « Хищники и жертвы среди нас» и продолжает историю героев книги « Красавица Леночка и другие психопаты». В ней на примерах конкретных жизненных ситуаций раскрывается необычный внутренний мир людей со специфической аномалией личности. Благодаря этой своей особенности они обладают, в частности, удивительной способностью манипулировать психикой других людей, во многом фактически подчиняя себе их волю. Речь здесь идёт и о тех (например, организаторах тоталитарных сект и различных шарлатанах), кто, не имя клинически выраженной патологии характера, демонстрирует сходное деструктивное поведение. На конкретных примерах анализируются также факторы уязвимости людей в отношении таких приёмов. Хотелось бы надеяться, что данный труд не только расширит психологический кругозор читателя, но и вооружит его полезными практическими знаниями на случай контакта с упомянутыми деструктивными личностями, сталкиваться с которыми приходится очень многим.

Пролог: психология душителя

Когда «душитель» Кен Бианки понял, что полиция располагает неопровержимыми свидетельствами его причастности к убийству нескольких девушек, у него возникла интересная идея. Очевидно, он решил, что временное пребывание в психиатрической больнице всё же лучше смертной казни или пожизненного заключения. Ему удалось убедить экспертов по психиатрии в том, что он одержим диссоциативным расстройством идентичности (тем, что в народе называют «раздвоение личности»). В результате чего время от времени из него вылезает агрессивная оборотная сторона его личности по имени Стив, которая и совершала убийства.

Говорит Джон Уоткинс, профессор психологии университета штата Монтана: «после беседы с Бианки... я заключил, что он определённо был истинным случаем множественной личности. На самом деле, одним из наиболее явных из тех, что я видел, сталкиваясь с этой проблемой на протяжении многих лет».

Судья города Беллингхэма назначил своего эксперта, независимо от защиты и обвинения. Им стал психиатр из Калифорнии Ральф Эллисон. Согласно «обдуманному профессиональному мнению» последнего, Кен Бианки был невменяем по причине множественной личности.

И лишь блестящее профессиональное мастерство Мартина Орна и Маргарет Сингер, приглашённых в качестве экспертов в области клинической психологии/психиатрии, позволили вывести К. Бианки на чистую воду. В результате, в его недалёком будущем замаячил электрический стул. Тогда, согласно циничному замечанию известной писательницы ужастиков, а заодно эксперта по криминалистике, Кэтрин Рамсленд, «мы увидели раскаяние Кена Бианки. Он любил плакать!»

Кен Бианки отозвал своё заявление о «невиновности по причине безумия» и поспешил вступить в сделку с правосудием штата Вашингтон. Он доносил на своего сообщника, а по совместительству двоюродного брата, Анджело Боно, в обмен на сохранение своей жизни. Кен Бианки рыдал на протяжении большей части часа, что длилось заседание суда. Когда его спросили о том, есть ли ему что сказать перед вынесением приговора, он ответил: « Ваша честь, я не могу найти слова, чтобы выразить свою печаль по поводу содеянного мною. Я никак не могу унять боль, причинённую мною другим, и никоим образом не могу ожидать прощения ни от кого (всхлип)... Я должен принять на себя ответственность за содеянное, и сделать всё, что я могу, чтобы наказать Анджело Боно. И посвятить всю свою жизнь тому, чтобы никто, как хотелось бы надеяться, не последовал моему примеру (всхлип)».

Продолжает Кэтрин Рамсленд: « Выйдя из зала суда, Кен Бианки улыбается и шутит... Он разыграл раскаяние. У психопатов очень хорошо получается смотреть по сторонам и замечать, какие эмоции уместны, и имитировать их». Роберт Надсен, полиция Беллингхэма: « В первые три минуты после того, как мы покинули зал суда, я, детектив Нолти и ещё один офицер контактировали с мистером Бианки. Бианки сидел за столом, положив ноги на стол и скрестив их. Он курил, откинувшись на спинку кресла, и смеялся. А всего за три минуты до этого слёзы катились у него из глаз в зале суда, и у него был очень опечаленный вид».

М. Сингер: Начиная с детских лет, история мистера Бианки – это история типичного психопата. Даже его мать сказала, что он «лгал, лгал, лгал». Вся его жизнь – это история практически бессмысленной лжи, которая является характерной чертой привычного психопатического вранья, когда легче соврать, нежели сказать правду. И враньё обычно совершается просто с тем, чтобы убедить другого человека, или чтобы психопат лучше себя чувствовал в данный момент.

Журналист: Когда Бианки уже был в тюрьме, он написал почти 50 любовных писем молодой женщине, которую он знал в Беллингхэме. Доктор Сингер видела в этих письмах свидетельство лжи и манипулятивного обаяния психопата. Они были адресованы парикмахерше Энджи Кинберг. Наивно полагавшей, что Кен Бианки «очень искренний, добрый. Он обладал определённым магнетизмом, притягивавшим к нему всех женщин... Я не совсем понимаю то, что касается множественной личности, но личность, которую я знала, не могла совершить это» (имелись в виду убийства – Д. П.). Примечательно, как ей в этом вторит Келли Бойд – девушка Кена Бианки, у которой от него был ребёнок: « Кен, которого я знала, не мог сделать никому больно, тем более кого-то убить».

Говорит Энджи: Он интересовался мной. Был честен со мной, беспокоился за меня, и был очень убедителен даже в своих письмах. Я верила всему, что он говорил, и он сказал мне, что невиновен. Он сказал как-то, что хотел бы, чтобы как в кино, в конце кто-то встал в зале суда и сказал, что был с ним в тот вечер. Тем временем, после того как его арестовали, я получала от него письма наподобие того, в котором он пишет: « Я не могу объяснить, где я находился с 8.10 до 9.50. Вероятно, я умру в газовой камере за содеянное кем-то другим. Если бы я тогда встретился с тобой, у меня было бы алиби, которое спасло бы мою жизнь». Я читала между строчек, и решила, что он хотел, чтобы я написала алиби для него, что я и сделала, и отправила ему в тюрьму.

Журналист: что при этом было у Вас на уме?

Энджи: Вначале я подумала: как такой человек может сделать что-то плохое?.. Последний раз, когда у меня получилось с ним увидеться, я сказала ему, что я решила не делать этого (имелось в виду предоставление ему алиби – Д. П.), и он ответил: «поступай, как считаешь, что будет лучше».

Из разговора Кена Бианки с Доном Лундом, психиатром с медицинского факультета Стэнфорда:

Кен Бианки: Энджи по-прежнему пишет мне время от времени, и у неё в голове этот волшебный роман со мной, хотя между нами никогда ничего не было.

Лунд: как Вы объясняете это? Я имею в виду, Вы когда-нибудь... Хорошо, давайте вернёмся.

- Проявлял ли я когда-либо инициативу или давал ей причину, чтобы...

- Да.

- Нет.

- Вы когда-нибудь спали с ней?

- Нет. Никогда.

- Никогда?

- Никогда не спал с ней, никогда не встречался с ней, никогда не целовался с ней, никогда не держал её за руку.

- Но Вы ведь действительно как-то прислали ей цветы, не правда ли?

- Ей и Кэти. И причиной тому...

- Да, причина есть. Я имею в виду, такие вещи производят большое впечатление на девушек. Я имею в виду, может, дело было в этом, а?

- Это было... я... они пришли ко мне в офис и плакали.

- Да, я помню это... пытаюсь сообразить... Я хочу сказать, может быть, причина именно в этом.

- Она думала... она думала, что это самое замечательное, что кто-либо когда-либо сделал по отношению к ней... Это было что-то такое (имелось в виду чувство Энджи к Кену – Д. П.), что становилось всё сильней и сильней... Я хочу сказать, я дам Вам почитать кое-что... У меня не все её письма, я уничтожил многие из них, потому что они были всего лишь... Но я хочу сказать, что оно (чувство – Д. П.) становилось всё сильней и сильней – это просто был такой односторонний волшебный роман. Она просто безумно влюблена. Она теперь подписывает свои письма: «я очень тебя люблю».

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"212640","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.