ЛИБРИО    

Читать "Обнаженные чувства" - Роджерс Розмари - Страница 1 -

Розмари Роджерс

Обнаженные чуства

Глава 1

Ева Мейсон сидела посередине кровати, скрестив ноги по-йоговски и, закрыв глаза, пыталась расслабиться. При этом она старалась не обращать внимания на солнечный свет, который отчасти скрывали шторы, и на телефон, так и ни разу не позвонивший за этот день. Но чего, собственно, она ожидала? Ей пришлось сменить номер, потому что постоянные звонки раздражали Дэвида, когда они были вместе. Что же касается прочих лиц мужского пола, с которыми она время от времени встречалась, пытаясь заполнить пустоту, появившуюся в ее жизни после смерти Марка, то они и сами переставали напоминать о себе, едва знакомство завязывалось. Она накрепко сомкнула веки, порываясь изгнать напряжение, завладевшее ее телом. Уж она-то умела расслабляться, когда надо. Правда, это было до знакомства с Дэвидом. Черт бы его побрал! На этот раз она постарается не думать о нем. Питер, большой любитель раздавать бесплатные советы, вчера вечером предложил ей испытать метод, именовавшийся «потоком сознания». Думай об этом парне, припоминай все события, связанные с ним, говорил он. Может быть, настанет день, когда ты устанешь от всех этих воспоминаний и выбросишь его, наконец, из головы. Ева, собственно, и начала спать с Питером исключительно по субботам и воскресеньям, чтобы не пропадали драгоценные дни, ранее отводившиеся общению с Дэвидом. Доктор Питер Петри, самый модный психоаналитик Сан- Франциско. Он такой занятой, все его время расписано на год вперед — просто так к нему не попадешь. У него, впрочем, случались приступы великодушия, и тогда он был способен дать дельный совет. Может быть, только для того, чтобы она могла продержаться до следующего уик-энда, когда ему снова захочется с ней переспать. Питер был другом Дэвида, а Дэвид был ее сумасшествием, ее болезнью. Она бы, пожалуй, не призналась, что любит его, но только потому, что все время пыталась изгнать из себя привязанность к нему. Питер тоже говорил ей об этом. Не пытайся бороться со своими чувствами. Вместо этого анализируй их. Но разве возможно запихнуть эмоции и чувства под микроскоп, особенно когда они твои собственные?

Ах, Ева, ну и идиотка же ты! Разве можно так любить мужчину, потеряв всякую гордость и стыд? Погрузившись в эти мысли, Ева почувствовала, что начинает дрожать. Это была дрожь негодования на себя, на свою бесхребетность, на свое преклонение перед Дэвидом. Она была без ума от него, даже зная, что он ею пренебрегает. Питер, конечно, тоже был требовательным любовником, но требовательность, как он говорил, была частью того дела, которым он занимался.

—  Я беру отвергнутых любовников и строю их заново, куколка, — как-то раз сказал он. — Я их создаю из обломков, заставляю забыть о случившемся. И если это женщина, то она очень скоро забывает того, кто ее бросил. Она превращается в новую женщину, восстановленную, что ли. И это мой скромный вклад в борьбу за психическое здоровье женщин всего мира.

—  Я очень рада, что мой печальный опыт пойдет на пользу общему делу, — резко ответила она ему тогда. В сущности, она не нуждалась в Питере при осуществлении своей попытки возродиться. После Дэвида у нее было много случайных связей с мужчинами, но ни один из них не вызвал у нее желания встретиться еще раз или хотя бы обменяться телефонами. Смешно, конечно. В свое время она осуждала женщин, трахавшихся направо и налево только лишь для того, чтобы доказать себе и другим, что они ничуть не хуже мужчин, исповедующих свободную любовь. Как будто это единственный способ уравнять себя с мужчиной! Господи, какой она была тогда независимой и уверенной в себе и до чего докатилась!

Как-то Ева сказала Марти, той самой, с которой они вместе снимали квартиру, что у нее такое чувство, будто вся ее жизнь внезапно оказалась разорванной на две части — до Дэвида и после знакомства с ним. Именно Марти в определенном смысле была ответственна за ее знакомство с Дэвидом, а вот теперь поглядывала на Еву, сохраняя на лице довольно кислую мину. Марти не любила Дэвида, он не понравился ей с самого начала, с того вечера, когда он ввалился к ним вместе со Стеллой. Эта Стелла!.. Стелла, выглядевшая как кинозвезда, ослепительная блондинка, вся в локонах. Стелла, обладавшая мягкими, сдержанными манерами, глубоким низким голосом и роскошным телом. Поначалу Ева подумала, что Стелла принадлежит Дэвиду, но Марти быстро ей объяснила, что к чему. Марти была лесбиянка, и Стелла состояла тогда с ней в близких отношениях. Но сама Стелла, которая была к тому же секретаршей Дэвида, ни за что на свете не призналась бы в этом. Оттого-то Стелла вечно таскала с собой «прикрытие». Именно в тот самый раз ее прикрытием оказался молодой современный босс — Дэвид Циммер. Прекрасно выглядевший, несколько вызывающе одетый. Человек, легкий на подъем. Это Ева подметила сразу, когда пришла на вечеринку, слегка опоздав. И сразу же обратила на него внимание. Может быть, это случилось потому, что она почувствовала к нему своего рода жалость — в компании Марти он был одинок, так как все остальные гости были заняты собой. А может быть, потому, что он был высок и имел самые красивые на свете карие глаза и полные, чувственные губы. В мужчинах Ева прежде всего отмечала для себя рот и глаза. Такой он и стоял со стаканом в руке, чуть в стороне от веселившихся гостей Марти. В тот вечер Ева ужасно устала, проторчав весь день на съемках телеочерка. С тех пор как она стала ведущей в программе утренних новостей на телевидении, у нее было не так-то много времени, чтобы выезжать на натурные съемки или интервьюировать людей прямо на улице. Она любила такого рода работу. Но день был утомительный, и поначалу она намеревалась отправиться к себе в комнату и лечь спать. Вместо этого она сбросила с ног туфли и попросила его принести что-нибудь выпить. Ей доставил удовольствие тот мужской, раздевающий взгляд, которым он окинул ее.

—  Привет, — сказал он.

Его голос тоже пришелся ей по душе. Мужской, проникновенный.

—  Я бы с удовольствием, но боюсь, что я не знаю, где у вас что находится, я здесь всего лишь наблюдатель.

—  Я уже заметила это. — В то время, еще совершенно не зная Дэвида, она могла себе позволить слегка поддразнить его. — Все скрывается в шкафчике за вашей спиной. Я соседка Марти по квартире, между прочим.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"23438","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.