ЛИБРИО    

Читать "Призраки бьют в барабаны" - Стайн Роберт Лоуренс - Страница 1 -

Р. Л. Стайн

« Призраки бьют в барабаны»

Привет! Я Р. Л. Стайн — а это мой юный друг Рассел Франклин. Вон там, на берегу реки, — надевает на себя спасательный жилет. Рассел и еще несколько старших ребят из лагеря « Соколиный лес» сейчас отправятся на каноэ к Заповедному порогу.

Рассел все лето довольно сильно волновался, готовясь к этому походу. Вы спросите — почему?

Ну, во-первых, все вожатые в один голос твердили ребятам из старшего отряда о том, что эти пороги коварны и смертельно опасны — стремительный, белый от пены поток падает там на острые камни.

А во-вторых, говорят, что на Заповедном пороге бродят призраки тех спортсменов, которые погибли на этих камнях.

Так что Рассел не знает, что ему и думать: верить всем этим рассказам или нет?.. Справедливы эти легенды про Заповедный порог — или это лишь злые выдумки шутников, какие можно услышать в любом мало-мальски приличном спортивном лагере? Что это такое?

Вот Рассел взял весла и сейчас оттолкнется от берега, совершенно не подозревая, что этот поход на каноэ приведет его… в КОМНАТУ СТРАХА.

Глава I

ЛЕСНАЯ ПРОГУЛКА

—  Я больше не желаю говорить о Заповедном пороге, — заявил я. — Я уже сыт по горло этими рассуждениями и предположениями. Хватит, надоело. Я готов плыть!

Мои друзья ехидно засмеялись.

—  Куда ты готов плыть? Домой? — невинным голосом поинтересовался Дэвид.

Раздался новый взрыв смеха.

Впятером мы шагали по лесу, возвращаясь в наш спортивный лагерь после многочасовой прогулки под палящим солнцем.

—  Когда мы будем сплавляться по порогам, Рассел наверняка сядет на корме каноэ — на всякий случай, а то вдруг передумает! — добавил Дэвид.

—  Ха-ха, очень смешно! — презрительно фыркнул я. — Напомни мне, чтобы я потом мог посмеяться.

Ко мне подошел Марти и с размаху шлепнул меня по спине. Моя майка с эмблемой лагеря « Соколиный лес» уже давно была насквозь мокрой от пота. От удара майка влажно чавкнула, а сам я зашатался и, чтобы удержаться на ногах, сделал шаг вперед.

—  Эй, ты что? Делать тебе нечего? — возмущенно заорал я.

—  На удачу, — ответил Марти. — Ведь ты решил попытать удачу на порогах.

—  Неужели от такого тумака у меня прибавится удачи?

Марти сверкнул своей белозубой улыбкой:

—  Вообще-то, мне просто нравится тебя колотить.

—  Удача пригодится нам всем, — задумчиво произнесла Айрин. Она дернула за свой светлый «хвост», лежащий на спине. — Рамос говорит: вода там падает отвесно вниз. Прямо на острые черные камни.

—  Рамос рассказывал нам также, что на порогах водятся призраки, — добавила Шарлотта. — А вы и уши развесили.

—  Он вожатый. Ему нельзя лгать, не положено, — заявил Дэвид с невозмутимым лицом.

Марти положил мне на плечо тяжелую руку.

—  Рассел, через неделю мы отправляемся на пороги. Ты как, уже написал завещание?

Шарлотта схватила Марти за шею и шутливо толкнула.

—  Оставь Рассела в покое. Что вы к нему привязываетесь?

Марти снова усмехнулся.

—  Может, потому, что он нытик?

—  Нет, я не нытик, — запротестовал я. — Просто этим летом мне не везет.

—  В этом году ты даже не хотел ехать с нами в « Соколиный лес», — напомнил Марти. — Выбрал себе какой-то дурацкий компьютерный лагерь.

Я возмущенно пожал плечами.

—  Что тут такого? Мне просто захотелось перемен. Разве это преступление?

Марти покачал головой.

—  Нет уж, не выкручивайся. Просто ты знал, что в этом году попадешь в старший отряд. А ребята из старшего отряда обязательно ходят в поход на каноэ к Заповедному порогу.

Айрин досадливо поморщилась и вздохнула.

—  Ребята! Давайте поговорим о чем-нибудь другом. Мне скучно вас слушать.

Дэвид хихикнул.

—  Тогда давайте вспомним про наш поход на прошлой неделе, когда Рассел завизжал от страха, приняв Рамоса за медведя!

—  Там было темно хоть глаз выколи! Я ничего не мог разглядеть! — запротестовал я.

—  Вот вам филологическая задача, — объявил Дэвид. — Назовите синоним к слову «паника». Не знаете? Подсказываю: P-A-C–C-E- Л.

—  Что вы прицепились к нему? — возмутилась Шарлотта. — Оставьте его в покое.

—  Ладно, уговорила. Тогда мы нападем на тебя, — заявил Марти.

Шарлотта погрозила ему кулаком.

—  А вот это ты видел, тупой баклан?

Марти заплясал вокруг нее.

—  Ой, ой, как я испугался! Шарлотта, ты всегда теперь будешь драться вместо своего возлюбленного?

Шарлотта вспыхнула.

—  Он не мой возлюбленный.

Одна из причин, почему мы с Шарлоттой так дружим, когда приезжаем летом в лагерь, заключается в том, что мы с ней оба рыжие. И у нас бледная, совсем белая кожа. Мы страшно краснеем, когда кто-нибудь смотрит на нас!

Мы все пятеро проводим в спортивном лагере « Соколиный лес» уже пятое лето — с восьмилетнего возраста. Потом мы целый год не видимся. Но регулярно общаемся друг с другом по электронной почте.

Марти и Дэвид выше меня ростом. У Марти волнистые черные волосы, темные глаза и широкая, добродушная улыбка. Он очень спортивный, здорово плавает и ловко играет в теннис. Все девочки из младших отрядов ходят по пятам за Марти, словно он какая-то суперзвезда!

Дэвид же — темноглазый афроамериканец с короткой стрижкой и серебряной серьгой в ухе. Он худой и долговязый, очень подвижный.

Он самый веселый парень из всех моих знакомых. Шуточки так и сыплются из него (признаться, не всегда удачные). Однако он, по-моему, никогда не сомневается в своих способностях комика. От его писклявого ржания, которое он называет смехом, улетают даже птицы с высоких деревьев.

Айрин спокойная и немного загадочная. Никогда не поймешь, что у нее на уме. Выглядит она просто потрясающе — светлые волосы и большие зеленые глаза.

Я до сих пор так и не смог понять, замкнутая она или просто очень застенчивая. Однако она всегда закатывает глаза, когда кто-то из нас произносит грубость, и всегда советует нам в таких случаях «не вести себя, как маленькие дети».

Мы решили немножко отдохнуть в тени высоких деревьев. Мы сидели на земле, вытянув ноги и растирая натруженные плечи, и потягивали теплую воду из фляжек, которые всегда носим с собой на поясе.

Пот заливал нам лица. Вокруг нас летали тучи каких-то белых комаров. Я прихлопнул на руке москита. Потом еще одного и еще.

—  Ребята, как хорошо — лучше просто не бывает! — пошутил Дэвид.

Айрин подняла над головой фляжку и пустила на волосы струйку воды, а потом размазала воду по лицу.

—  Идти все-таки лучше, чем сидеть, — пробормотала она. — Сейчас эти твари сожрут нас живьем.

Марти прищурился и посмотрел на меня. Потом его глаза округлились.

—  Осторожно, Рассел! — прошептал он. — Не шевелись! Тарантул — у тебя на плече! Сейчас он тебя ужалит!

Я еле заметно дернулся, хотел вскочить — но тут же спохватился и покачал головой:

—  Не купишь, Марти, не такой я дурачок.

Все дружно засмеялись.

Шарлотта одобрительно похлопала меня по спине:

—  Молодец, Рассел. Насквозь видишь всех. Как рентген.

Марти пожал плечами.

—  Ничего, в следующий раз я все равно тебя подловлю.

Через несколько минут мы отправились дальше.

Солнце поднималось все выше. От жары и пота у меня пощипывало шею.

Хорошо набитая тропа вывела нас из леса на обширную поляну, заросшую высокими травами и кустарником.

Через несколько минут мы уже шагали цепочкой, огибая подножие невысокой скалы.

Я шел первым. Шарлотта и Айрин — за мной. Каменная стена возвышалась над нашими головами метра на полтора или два. Солнце отражалось в ее гладкой поверхности, и казалось, что скала вся светится.

Тропа сузилась. Мы не сбавляли шага.

Я запрокинул голову — мне вдруг захотелось посмотреть, что находится наверху. Деревья? Пещеры?

—  Ой! Не может быть! — воскликнул я… и остановился так неожиданно, что Шарлотта врезалась в меня.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"237016","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.