ЛИБРИО    

Читать "Властелин Окси-мира" - Бахтамов Рафаил - Страница 1 -

Рафаил Бахтамов

Властелин Окси-мира

Глава 1

НАЧАЛО ПУТИ

СОКРОВИЩА ПОГИБШЕГО КОРАБЛЯ

Хорошо помню тот день – 16 февраля 1942 года. Мы с Геной вышли из школы и свернули влево, к моему дому. Гена провожал меня.

Холодно. Низкие тучи роняют на землю крупные лохматые хлопья снега. Это длится уже неделю – событие для Баку исключительное. В газетах метеорологи занимаются арифметикой: подсчитывают, сколько лет назад, в тысяча девятьсот котором году наблюдалось подобное явление.

Когда мы переходили улицу, я поскользнулся. С высоты своего роста Генка успел подхватить меня. И сразу же заговорил – ему нужен был только повод.

–  Как ты относишься к поискам сокровищ? – спросил он.

–  Вполне одобрительно. Том Сойер в пещере…

–  Морских, – уточнил Гена. – Сокровищ погибшего корабля. – И, подозрительно покосившись на меня, добавил: – Я говорю совершенно серьёзно.

Это его особенность. Он всегда говорит совершенно серьёзно.

–  Ещё лучше, – равнодушно заметил я. – « Остров сокровищ» и… как его…

Конечно, я помнил. Кто тогда не читал этой удивительной книги о судьбе погибших кораблей, о подвигах ЭПРОНа[1]! Мне просто хотелось позлить Генку.

« Чёрный принц», – подсказал он мрачно. – А план вполне реальный.

–  Только не для нас, для ЭПРОНа. – Я начал злиться. – И вообще очередное не то.

–  А вдруг то? Представляешь, какие возможности!..

Я представлял. Шла война. Самая тяжёлая война в истории нашего народа. Миллионы людей сражались на фронте. Миллионы работали в тылу. Каждый, кто мог, вносил средства в фонд обороны. А мы собирали и сдавали пустые бутылки…

–  Что-нибудь придумаем, – вздохнул я.

Но что придумаешь? Девятого февраля нам отказали окончательно. Отказал военный комиссар города – последняя наша надежда. Поблагодарил и сказал обычные слова о том, что на фронт рано, наш долг хорошо учиться, и так далее.

Возразить можно было многое. Например, что учимся мы неплохо. Что в городских школьных соревнованиях по плаванию Гена занял первое место. Что у меня юношеский разряд по борьбе и взрослый по шахматам. Но повторять то, что написано в заявлениях, было несолидно. Мы просто ушли.

Это случилось в понедельник. А во вторник Гена оглоушил меня первым проектом. В среду он принёс второй. В четверг – третий. Те идеи забылись. Но поиски сокровищ затонувшего корабля были пятым проектом – это я помню отлично.

–  Ладно, – сказал Гена, заканчивая разговор. – Посмотрим…

Прошёл месяц. Проектов он больше не выдвигал. Но из школы бежал прямо домой, ссылаясь на дела. Я не удивлялся: в сорок втором году все мы помогали по дому.

–  Что у тебя сегодня? – спросил он однажды.

–  Получить хлеб по карточкам. Зайти за Юркой в детский сад. Ну, подмести…

–  Сделаем вместе, потом ко мне.

Я решил: новая идея. И ошибся. Идея была всё та же – сокровища погибшего корабля. Только теперь не просто идея – проект. И защищён он был солидно, покрепче французской линии Мажино, которую без особого труда захватили немцы.

На столе громоздилась груда книг: Р. Дэвис « Глубоководные водолазные спуски», старинные лоции Каспийского моря и, конечно же, « Чёрный принц».

–  Начнём? – предложил Гена.

–  Продолжим, – поправил я, лихорадочно обдумывая план наступления. Однако почти сразу мне пришлось перейти к обороне.

–  Предлагаю организовать поиски затонувших кораблей. Есть возражения? Только конкретно.

–  Во-первых… – начал я и остановился. Действительно, что «во-первых»?

–  Думай. – Генка снисходительно улыбнулся.

Я понял: подготовлен он хорошо, и борьба предстоит нелёгкая.

–  Во-первых, где? Наугад искать в Каспийском море корабль…

Не серьёзно. – Гена поморщился. – Мест сколько угодно. Например… – Он не глядя притянул к себе книгу и открыл на нужной странице. – Вот из лоции 1908 года: « Апшеронский пролив есть один из важнейших пунктов в отношении мореплавания… В отношении опасностей берега эти памятны по многим крушениям, совершившимся около них. Это объясняется узкостью входящего с севера фарватера, окружённого с обеих сторон опасностями».

–  Допустим, – неопределённо заметил я.

–  Через Каспий было совершено знаменитое хождение в Индию за «три моря» тверского купца Афанасия Никитина. Здесь лежал путь в Палестину казанского купца Василия Гагары. У острова Свиного в 1742 году погиб персидский парусник « Шах Аббас» с богатым грузом золотой утвари, в 1806 году – три корабля; в районе Бакинского архипелага затонула шхуна « Новгород»… И так далее. Список длинный. Давай «во-вторых».

–  Поправка на ворон, – сказал я.

–  Другой разговор. – Генка удовлетворённо хмыкнул. – Дельное возражение приятно послушать.

« Поправку на ворон» мы ввели незадолго до этого. Если тебя осенила гениальная идея, не спеши поражать мир. Подумай, отчего никому другому (а на Земле миллиарды людей) эта идея не пришла раньше. Короче: не надейся на ворон.

–  Итак, почему мы будем первыми? – спросил Гена. – Очень просто: нет технических средств. За последнее столетие море в районе Баку обмелело. Есть места, куда корабль войти не может. Лодка? Перевернёт. Знаменитые бакинские норды – о них говорится во всех лоциях.

–  А мы?

–  Пройдём по дну. На глубине уже в несколько метров волнение почти не ощущается. Конечно, если нет шторма. Могу показать… – Он потянулся за следующей книгой.

На минуту я увлёкся. Каюта затонувшего корабля… учёный рассматривает в лупу добытые нами документы… глаза военкома… Усилием воли я заставил себя продолжать спор.

–  Поправка на ворон! – снова предостерёг я. – Почему это мы пройдём по дну, а другие не прошли?

–  Я же говорил: нет средств. Водолазу нужен воздух или, лучше сказать, кислород. Так?

–  Ну и что? Его будут качать сверху по шлангу.

–  Не выйдет! Для этого лодка должна быть над водолазом. Но долго находиться в открытом море она не может – опрокинет. Прикажешь человеку тащить за собой километровый шланг?..

–  Водолаз может взять с собой кислород в баллонах.

–  Современные кислородные баллоны тяжелы и громоздки, – наизусть процитировал Генка. – Чтобы пройти по дну расстояние, скажем, в пять километров, подняться на корабль и прийти назад, потребуется целый склад баллонов. Человек не в состоянии волочить их на себе, а если и сумеет, в затонувший корабль с этим хозяйством он не войдёт.

–  А мы?

–  А мы войдём.

–  Это почему же?

–  У нас будут новые приборы.

–  Интересно. Откуда они возьмутся?

–  Изобретём.

–  Кто – ты?

–  Нет, ты. Ведь кислород – твой старый приятель. Помнишь?

Мы рассмеялись.

« ФИГУРЫ НЕ ИМЕЕТ…»

Конечно, я помнил. Это было год назад, в седьмом классе. Надежда Фёдоровна (она ведёт у нас химию) заявила вдруг, что наши знания – всего класса – её совершенно не удовлетворяют. « Вы не понимаете специфики предмета! – уверяла она. – Для вас химия – книжка. А химия – жизнь. Окружающий мир, Земля, Солнце, Вселенная, наконец, вы сами. Не зная химии, не чувствуя её, вы просто не сможете жить! Ясно?»

Мы вяло ответили, что ясно. Почему-то каждый учитель начинал с того, что именно его предмет абсолютно необходим. Что без физики (или географии, или английского языка) мы буквально погибнем. В то же время изучение какого-нибудь лютика или беспозвоночного червя принесёт нам неисчислимую пользу в будущем.

Потом, когда я стал заниматься изобретательством, оказалось, что учителя были правы. В одном случае мне помог хоть и не лютик, но кленовый лист; в другом – я использовал в изобретении «конструкцию» осьминога.

вернуться

1

ЭПРОН – экспедиция подводных работ особого назначения.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"2401","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.