ЛИБРИО    

Читать "Динозавровый горизонт Средней Азии и некоторые вопросы стратиграфии" - Ефремов Иван Антонович - Страница 1 -

И. А. ЕФРЕМОВ

ДИНО3 АВР0 ВЫЙ ГОРИЗОНТ СРЕДНЕЙ АЗИИ И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СТРАТИГРАФИИ

ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК СССРBULLETIN DE L\'ACADEMIE PES SCIENCES DE L\'URSS Серия Геологическая1944, № 3Serie Geologioue

Автор анализирует условия захоронения в среднеазиатских местонахождениях динозавровой фауны, их распространение и связь с красно-цветными континентальными свитами мезокайнозоя и приходит к заключению о вторичном залегании остатков динозавров во всех известных местонахождениях, обусловленном крупным процессом размыва и переотложения верхнемеловых свит, возраст которого предположительно определяется как эоценовый. Наличие этого процесса размыва определяет отсутствие континентального эоцена в областях кайнозойской аккумуляции осадков.

Остатки динозавров в Средней Азии стали известны только за последнее тридцатилетие. Развитие геолого-съемочных работ в период 1924–1934 гг. и более ясное представление о характере отложений показали наличие очень крупных местонахождений динозавров, разбросанных на весьма обширной площади, главным образом, в Приташкентском районе, южной окраине Голодной степи и Илийской долине. Раскопки, предпринятые Геологическим комитетом и Геологическим музеем Академии Наук ССОР, доставили большое число костей различных представителей динозавров. Однако, несмотря на разнообразие собранного материала, составить представление о фауне среднеазиатских динозавров оказалось невозможным. ( Сильно поврежденные кости, разрозненные и беспорядочно смешанные внутри пласта, могли дать почву лишь для самых общих и поверхностных заключений.

В 1929 г., по предложению Академии Наук СССР, я осмотрел ряд местонахождений динозавров в Казахстане и Киргизии и пришел к выводу о вторичном залегании остатков в этих местонахождениях (3). В другой статье я отметил огромный масштаб накопления и захоронения остатков динозавров в Средней Азии (4).

Трактовка динозавровых местонахождений как находящихся во вторичном залегании была принята частью исследователей. Однако другие среднеазиатские геологи, основываясь на сравнительно хорошей сохранности костей динозавров в приташкентских местонахождениях ( Сары- Агач, Джилга), продолжали считать эти местонахождения коренными и их фауну датирующей возраст слоев. Благодаря постоянству и широкому распространению горизонта с костями динозавров в Приташкентском районе, этот горизонт является маркирующим и выделен в 1926 г. под названием динозаврового.

С местонахождениями Приташкентского района сходно местонахождение Биссекты в пустыне Кызыл-кум, открытое А. Ф. Соседко и являющееся крайней западной тачкой нахождения остатков динозавров из известных в настоящее время.

Наибольшее количество остатков было доставлено из местонахождений Илийской долины и Приташкентского района, а также и из Биссекты. Общее число костей, хранящихся в Палеонтологическом музее Академии Наук СССР и Центральном геологическом музее им акад. Чернышева в Ленинграде, более 1 500 номеров.

Несмотря на такой большой объем сборов, фауна из динозавровых местонахождений Средней Азии известна преимущественно по предварительным, зачастую весьма провизорным, определениям А. Н. Рябинина, А. П. Гартман- Вейнберг и моим.

Детальная монографическая обработка материалов до сих пор не произведена по причинам плохой сохранности материала. Исключение составляет работа А. Н. Рябинина (6), который пытался описать часть сборов динозавров из Приташкентского района (ст. Сары- Агач). В этой работе А. Н. Рябинин определил и описал остатки динозавров группы Ornithischia, не коснувшись хищных динозавров и зауропод. Наиболее определимыми он считает остатки траходонтных динозавров семейства Trachodontidae (Hadrosauridae) и подсемейства Lambeosaurinae, которые относятся к двум родам. Один род — совершенно новый — Jaxartosaurus aralensis, второй является новым видом; монгольского Bactrosaurus из слоев Ирен- Дабасу. Остатки стегозавров и, возможно, дератопсид только весьма поверхностно отмечаются автором, как очень редкие и неполные, а потому и неопределимые сколько-нибудь точно. Таким образом, из всего обширного материала, собранного в приташкентских местонахождениях, в монографии А. Н. Рябинина определены только остатки шлемоносных траходонтов — небольшой по объему группы ламбеозавров.

Однако, если подвергнуть критическому пересмотру фактический материал, легший в основу описания А. Н. Рябинина, то точность и этих определений придется считать мало yдoвлeтвоpитeльнoй. В самом деле, разрозненные остатки скелета Jaxartosaurus — нижняя челюсть, позвонки, таз, плечо и берцовая кость, — по мнению самого автора, лишь предположительно относятся к устанавливаемому им роду. Для всех упомянутых элементов скелета А. Н. Рябинин не дает и не может дать ни одного характерного признака, несомненно отличающего или несомненно сближающего их с ранее известными формами. Обломок черепа, послуживший А. Н. Рябинину основой для описания нового рода, не может выявить черт строения, определенно отличающих его от таких форм, как Hypacrosaurus, Bactrosaurus и даже Cheneosaurus. Части верхней и нижней челюстей траходонтного динозавра, описанные А. Н. Рябининым как новый вид Bactrosaurus, еще более неясны в своей систематической принадлежности. Единственным критерием для отнесения остатков к роду Bactrosaurus А. Н. Рябинину послужило число зубных бороздок на dentale. Как известно, этот признак у траходонтов весьма неустойчив и подвержен индивидуальным и, особенно, возрастным вариациям. Поэтому отнесение фрагмента к роду Bactrosaurus нужно считать мало обоснованным. Таким образом! рассмотрев работу А. Н. Рябинина — единственную монографию, посвященную динозаврам Средней Азии, приходим к выводу; что динозавровая фауна Приташкентского района еще не дала ни одной определимой формы. Систематическое положение, географические связи и эволюционная ступень среднеазиатских динозавров еще совершенно темны.

Новый род Jaxartosaurus, выделенный Рябининым, не говоря уже о видах, недостаточно обоснован и не может служить опорным при анализе фаун других местонахождений. Разумеется, совсем не исключена возможность, что в фауне динозавров Средней Азии мы можем встретить новые формы, знаменующие обособления широко распространенных групп. Однако выделение новых форм должно быть основано на гораздо более полном материале и только в этом случае будет убедительно.

Малые результаты проделанного А. Н. Рябининым исследования не случайны и определяются отмеченным выше плохим состоянием и разрозненностью остатков, характерными для всех среднеазиатских местонахождений без исключения. Находящийся в моем распоряжении материал раскопок Академии Наук СССР и двукратных сборов из Кызыл-кумов равным образом дает возможность сделать лишь самые общие определения крупных систематических единиц, более мелких, чем семейства. Поскольку более полные материалы по динозаврам в Советском Союзе совершенно отсутствуют, то остается только одна возможность удовлетворительного определения обломочного материала среднеазиатских местонахождений — путем прямого сравнения костей с обширными коллекциями американских и других зарубежных музеев. По условиям военного времени эта возможность естественно отпадает.

Приведенный краткий обзор изученности динозавровой фауны Средней Азии заставляет признать стратиграфическое значение остатков динозавров условным. Несмотря на широкую распространенность, очень характерный облик и, следовательно, легкую полевую определимость, остатки динозавров могут служить лишь для идентификации отложений в разных районах. Вопрос о подлинном возрасте фауны динозавров приходится считать открытым. Последнее имеет совершенно особенное значение при явственно вторичном залегании костей динозавров во всех без исключения местонахождениях, известных в настоящее время.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"266850","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.