ЛИБРИО    

Читать "В Тридевятом царстве" - Губарев Виталий Георгиевич - Страница 1 -

Губарев В

В Тридевятом царстве

Виталий Губарев

В Тридевятом царстве

Повесть-сказка

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Веселая и шумная группа советских лыжников ехала на международные соревнования в одно маленькое королевство. Самой веселой среди спортсменов считалась семнадцатилетняя выпускница средней школы но имени Оксана. Она неустанно шутила и распевала разные песенки. В поезде лыжники долго искали на карте цель своего путешествия. - Королевство Карликия, - бормотал один из них, водя пальцем по карте. Ну-ка, где это тридевятое царство? Хм... Вот Австрия, Швейцария, Дания, Бельгия... А где же Карликия? Один из спортсменов высказал предположение, что Карликия имеет два названия, как, например, Голландия - Нидерланды. Однако в справочнике второе название Карликии не было указано. - Напрасно ищете, - усмехнулась Оксана. - Карликия - страна величиной с носовой платок, и поэтому её не всегда указывают на картах. Уж я-то знаю: мама преподаёт карликийский язык в институте и много рассказывала. Я даже могу говорить по-карликански. Скорый поезд глухо выстукивал на стыках рельсов однообразный походный марш В конце вторых суток он привёз советских лыжников в столицу Карликии город Гриж. Вдоль узких улиц столицы стояли древние дома с остроконечными башенками. Там и тут, словно растолкав эти дома локтями, на улицу выбирались квадратные современные здания из стекла и стали. Сверкали витрины магазинов. Автомобили скучали в длинных очередях. Пахло бензином и гарью. На перекрёстках нарядные полицейские в цилиндрических шапках с пышными султанами и золотыми позументами лениво дирижировали движением. Каждый полицейский походил на императора. Толпы людей с озабоченными лицами куда-то катились по тротуарам. У входа в кафе старый мужчина в потёртом пиджаке что-то играл на скрипке. Некоторые прохожие бросали монетки в шляпу, лежащую перед музыкантом на каменной плите. Всё это Оксана успела разглядеть из окна автобуса, который вёз лыжников в загородный отель. В городских скверах ещё зеленели деревья, и на клумбах пестрели цветы, но в горах было холодно. Уже смеркалось, когда лыжники добрались до отеля. Это была заурядная гостиница, каких много. Несмотря на то что из её окон открывался живописный вид на заснеженные ущелья, зубчатые скалы и крутые склоны, поросшие соснами, в номерах было душно и тесно и пахло кухней. Её горячие запахи доносились откуда-то снизу, и по этим запахам можно было точно установить, что в эту минуту варится или жарится - луковый суп или рагу из кролика.

Прежде чем лечь спать, Оксана открыла окно, включила на тумбочке крохотный приёмник и лишь после этого нырнула под одеяло. Из Грижа шла передача на карликийском языке. Приятный баритон диктора извещал дам и господ, что поиски исчезнувшей юной королевы Изабеллы идут всё ещё безуспешно и что первая фрейлина её величества собирается выписать откуда-то всемирно известную гадалку, которая обещает точно указать то место, где злые силы скрывают Единственную наследницу карликийского престола. " Оказывается, на свете ещё есть пещерные люди, верящие в гадалок! изумлённо подумала Оксана. - Вот дикари!" Она даже не пожалела юную Изабеллу, похищенную какими-то гангстерами, выключила приёмник и, свернувшись под одеялом калачиком, уснула. В конце концов, какое ей дело до каких-то там королев? Она проснулась от холода, который мощной струёй вливался в комнату. Кутаясь в одеяло, Оксана бросилась к окну, чтобы закрыть его, и, поражённая и счастливая, застыла у подоконника. Ночью в горах выпал свежий глубокий снег. В свете рождающегося дня склоны гор потрясли Оксану своей первозданной белизной. Из-за неровной гряды скал выкатилось красное солнце, и каждая снежинка приветствовала его нестерпимым сверканием. Несколько незнакомых лыжников у входа в отель прилаживали лыжи. Оксана торопливо выхватила из рюкзака спортивный костюм, оделась, стуча зубами от холода и волнения, и, прыгая через две ступеньки, устремилась вниз по лестнице. - Мадемуазель тоже хочет сделать променад? - вежливо спросила её у входа пожилая консьержка. - О, мадам! - только и смогла вымолвить задыхающаяся Оксана. Ей уже было жарко, она раскраснелась, и её глаза искрились, как снег на полуденном солнце. - Будьте осторожны в горах, - сказала консьержка и вздохнула: - У вас очаровательная улыбка, мадемуазель! Так улыбаются только очень счастливые люди! Как стремительно Оксана летела со склона на склон! Чистейший горный воздух раздувал её лёгкие. Только об одном жалела она в эти минуты - о том, что её не видят сейчас одноклассники. Леса и перелески на горах справа и слева надвигались на неё и словно опрокидывались на спину. Сколько километров уже за плечами? Десять или двадцать? И вдруг - крак! Правая лыжа задела за невидимый под снегом камень и с треском сломалась. Оксана несколько раз перевернулась через голову, пролетела над каким-то кустом. чувствуя, как он раздирает штанину на её левом колене, и зарылась, наконец, в сугроб. Она с трудом вылезла из сугроба и села на снег. Какая досадa! Оксана огляделась. Кругом было тихо, бело и безлюдно. С вековой сосны на неё бесшумно сыпался снег. Она освободила ботинки от ненужных теперь лыж, поднялась и слабо простонала. Без посторонней помощи ей не пройти и полкилометра: кажется, она вывихнула ногу! Солнце поднималось всё выше, и снег начал сверкать так ярко, что её глаза заслезились. Оксана попробовала ползти по лыжному следу, но, скоро поняла, что так она доберётся до отеля не раньше, чем через год. Она снова села на снег и собралась было заплакать, как вдруг увидела на полянке метрах в тридцати от себя небольшую деревянную хижину. Это было спасение! Через несколько минут Оксана ползком поднялась на заснеженное крылечко и постучала в дверь. - Назад! - истошным голосом закричали в хижине по-карликийски - это был высокий девичий голос. - Назад, или я стреляю! Но Оксана уже толкнула дверь, и в ту же секунду треснул резкий короткий выстрел. Раньше чем Оксана успела сообразить, что стреляли в неё не шутя, а но всем правилам, потому что пуля отщепнула над головой кусочек дверной доски, она увидела у противоположной стены бледную, насмерть перепуганную девушку в меховой шубке, с дымящимся пистолетом в руке. - Ты что, рехнулась? - в забывчивости закричала Оксана по-русски. - Если бы я не ползла, а стояла, ты влепила бы мне нулю прямо между глаз! - Я вас не понимаю... - дрожащим голосом сказала бледная девушка, всё ещё держа пистолет в вытянутой руке. - Ах, ты меня не понимаешь? А как убивать людей, ты понимаешь? Да убери же ты наконец свою трещалку! - Ты одна? - спросила девушка, опуская пистолет. - Да, - сказала Оксана, поднимаясь на ноги и держась за стенку, чтобы не упасть. - Совсем одна? - снова спросила девушка, подозрительно косясь на приоткрытую дверь. - Совсем, - подтвердила Оксана, - честное слово. Кого ты так боишься? - Детективов из Грижа, - вздохнула девушка. - А кто ты? - Я? Как тебе сказать?.. Просто Оксана... А кто ты? - Я королева Изабелла, - сказала девушка так просто, как обычно школьницы говорят: " Я староста класса". - О! - вырвалось у Оксаны. - Так это из-за тебя поднялась такая кутерьма! Я слышала по радио, что тебя украли. Румянец начал возвращаться на бледное лицо юной королевы. - Никто меня не украл, - усмехнулась она, - закрой, пожалуйста, дверь, я дрожу от холода... Ведь я в этой нетопленной избушке живу уже целые сутки. - А почему же ты не затопишь печь? Я вижу здесь целую кучу дров. - Я пробовала, но... камин почему-то не стал топиться. - Хочешь, я затоплю? - Я буду очень признательна тебе. Оксана села на маленькую скамью перед камином и растопила его. Запахло дымком, золотой огонь запрыгал за чугунной решёткой камина, и в комнату повеяло приятным теплом. Изабелла присела рядом с Оксаной, глядя на огонь широко открытыми глазами; в глубине её зрачков неясно теплилась улыбка. - Послушай, а ведь ты красивая, - сказала Оксана. - Интересно, сколько тебе лет? - Семнадцать. - Я так и думала, что ты моя ровесница. Хотя уж очень ты щупленькая для семнадцати. - Ты ошибаешься, Оксана, - несколько обиженным тоном проговорила Изабелла, - я не щупленькая, а изящная... Да, изящная! Во всяком случае, так считает Джек... - А кто это - Джек? - А разве ты не знаешь? - Откуда я могу знать, кто такой Джек? У нас во дворе есть один Джек великолепная овчарка, шесть медалей! - Джек - мой парикмахер! - с достоинством сказала юная королева. Она помолчала и прибавила: - Хочешь, я расскажу тебе свою тайну? Ты мне почему-то нравишься... Только клянись, что ты никому не проговоришься, что видела меня! - Клянусь! Я ужасно люблю всякие тайны! В нашем классе все девочки доверяли мне свои тайны. - Хорошо, слушай...

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"57127","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.