ЛИБРИО    

Читать "Германские легкие крейсера Второй мировой войны" - Кофман Владимир Леонидович - Страница 1 -

Annotation

Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары « Эмден», « Кенигсберг», « Дрезден», « Карлсруэ», « Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

Владимир Кофман

Введение

« Эмден»

Тип " К"

" Лейпциг"

" Нюрнберг"

Модернизации

Дальнейшее развитие класса легких крейсеров в Германии

Проект " М"

Деятельность германских легких крейсеров

История службы. " КЕНИГСБЕРГ"

История службы. " КАРЛСРУЭ".

История службы. " КЕЛЬН".

История службы. " ЛЕЙПЦИГ".

История службы. " ЭМДЕН".

Общая оценка германских легких крейсеров

Литература

Владимир Кофман

Германские легкие крейсера Второй мировой войны

Цитадель

Редактор - А. А. Малов

Макет - А. А. Малов

Москва - Санкт- Петербург 1996

На первой странице обложки: задние башни крейсера « Кенигсберг»

Введение

« Кельн» и « Адмирал Шеер» на рейде в Киле в 1935 году

Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары « Эмден», « Кенигсберг», « Дрезден», « Карлсруэ», « Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

Следующий решительный шаг был сделан с разработкой проекта крейсеров типа « Магдебург». Оставив то же вооружение, германские конструкторы значительно усилили защиту, введя дополнительно к броневой палубе бортовой пояс по ватерлинии, причем палуба имела скосы, примыкающие у борта к нижней кромке пояса. Подобная система в общем повторяла схему бронирования больших боевых кораблей того времени (линкоров-дредноутов и линейных крейсеров). Несмотря на небольшую толщину плит (пояс 40 мм и скос палубы 20 мм), разнесенное бронирование обеспечивало хорошую защиту, против использовавшихся предполагаемым противником - Англией - фугасных снарядов с малым замедлением взрывателя. Так около 1910 г появился тип полноценного легкого крейсера, имевшего скорость 27-28 узлов и способного противостоять огню 4- и 4,7-дюймовых орудий, и, в определенной мере, даже шестидюймовкам. Конструкция оказалась настолько удачной, что и до, и во время 1-й мировой войны строились очень близкие по типу корабли, главными отличием которых от «магдебургов» была более мощная 150-мм артиллерия (ранние легкие крейсера с 105-мм пушками прошли модернизацию с заменой их на 150-мм орудия). Они показали себя настолько устойчивыми в боях, что в справочниках того времени им приписывалось бронирование борта в 100 мм вместо истинных 60-40! Так, защитная схема, состоящая из пояса и скоса броневой палубы, примененная на практически всех бронированных кораблях немцев, стала «фирменной маркой» крейсеров германского флота. При водоизмещении 4500-5500 т немецкие легкие крейсера развивали скорость, доходившую до 30 узлов, и для своих размеров являлись отличными боевыми кораблями.

После первой мировой войны германские крейсерские силы оказались в трагическом положении, как, впрочем, и весь флот Веймарской республики. По Версальскому мирному договору разрешалось иметь только 6 кораблей этого класса с водоизмещением не более 6000 т, вооруженных орудиями не свыше 150-мм калибра. Союзники не оставили в составе флота побежденной страны ни одного из сильных новых легких крейсеров. Германии пришлось довольствоваться старыми бронепалубными, единственным достоинством которых был, как ни странно, их большой возраст. По сути дела практически все входившие в состав ВМС крейсера подлежали замене, как достигшие предельного срока службы. Только крайне тяжелое экономическое положение помешало начать постройку новых кораблей сразу после подписания мира. Однако уже в 1921 г состоялась закладка первого межвоенного легкого крейсера « Эмден».

« Эмден»

У германских конструкторов не было ни времени, ни средств для разработки специального проекта. К моменту закладки « Эмдена» в стране продолжала свирепствовать инфляция; не хватало квалифицированных кадров, материалов, и, главное - денег. Поэтому « Эмден» стал практически полным повторением последних военных легких крейсеров типа « Кенигсберг- И». Его стандартное водоизмещение даже не достигло предельно разрешенного и составляло всего 5600 т.

Корпус и бронирование

Выполненный по продольной системе набора, корпус « Эмдена» состоял из 23 водонепроницаемых отсеков, наиболее объемными из которых были отсеки VII и X (турбинные отделения) и XI (заднее котельное отделение, имевшее N1, поскольку в германском флоте принята нумерация помещений, начиная с кормы). Двойное дно проходило на протяжении 2/3 длины, от отсека VI до отсека XVII, между 22-м и 90-м шпангоутами. Его помещения использовались для хранения жидкого топлива, резервной воды и балласта. В числе главных отличительных особенностей внутреннего расположения можно отметить необычную позицию электрогенераторов (в отсеке XIX в самом носу, перед погребами боезапаса носовой группы артиллерии ГК) и размещение кают унтер-офицеров в корме. Помещения команды занимали всю переднюю часть корпуса на главной и средней палубе. Командный состав размещался в носовой и кормовой надстройках, а средняя надстройка за второй трубой предназначалась для служебных помещений и кают-компании.

Сразу после вступления в строй « Эмден» имел трубчатую переднюю мачту, заканчивающуюся дальномерно-наблюдательным постом в виде характерной для немецких легких крейсеров времен 1-й мировой войны высокой и узкой «воронки», однако после первых испытаний эту конструкцию несколько изменили, уменьшив общую высоту, поскольку мачта сильно раскачивалась, делая работу наблюдателей и операторов дальномера на топе практически невозможной. Форму поста изменили: он стал более широким и менее высоким. Первый опыт эксплуатации выявил чрезмерный вес высоко расположенных конструкций, поэтому в ходе главной модернизации в 1934 г укоротили обе трубы. В 1938 г крейсер получил новый форштевень; вместо исходного серповидного он стал типично крейсерским, скошенным.

Бронирование практически полностью повторяло военные проекты. Бортовой пояс толщиной 50 мм прикрывал все пространство от отсека III до отсека XVIII включительно, заканчиваясь спереди броневым траверзом. Примерно на уровне его верхней кромки проходила броневая палуба толщиной 40 мм. Ее края спускались к нижней кромке пояса под углом 40°, образуя скосы, усиливавшие защиту борта. В оконечностях палуба утоньшалась до 20 мм. По германской традиции боевая рубка представляла собой солидное сооружение со стенками толщиной 100 мм. В общем конструкция для столь небольшого водоизмещения выглядела весьма солидной и хорошо продуманной, а защита борта почти гарантировала корабль от огня 6-дюймовых орудий на средних дистанциях боя.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"571483","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.