ЛИБРИО    

Читать "Техника и вооружение 2012 03" - Коллектив авторов - Страница 1 -

Техника и вооружение 2012 03

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Март 2012 г.

На 1 стр. обложки фото Л. Блинова.

« Тридцатка»

Геннадий Пастернак

полковник в отставке,\'ветеран ГАБТУ

Использованы фото из архивов М. Павлова и редакции.

Любой объект БТВТ выполняет свою определенную задачу, чтобы во взаимодействии с другими объектами и с учетом средств поддержки составить цельный «кулак», прорывающий оборону противника в готовности быть «раскрытым» в его тылу с целью уничтожения командно-штабного и тылового управления. Впрочем, в этой статье я попытался вспомнить ключевые моменты имевшего места непростого пути формирования комплекса вооружения, необходимого для прорыва подготовленной обороны, и это несмотря на то, что каждый образец БТВТ уже сам по себе являлся ответом на клубок противоречивых требований.

В самом начале 1960-х гг. на Научно-исследовательском испытательном полигоне БТТ в Кубинке завершилась крупная НИР « Ураган» (проведенная на основе существующей военной доктрины), впервые показавшая необходимость иметь в боевом комплекте средств наступления малокалиберную автоматическую пушку с высокими точностными характеристиками. Имеющиеся же в этот период в СССР малокалиберные автоматические пушки предназначались для авиации или для борьбы с авиацией, имели неудовлетворительные показатели рассеивания применительно к потребностям Сухопутных войск и не могли быть рекомендованы к установке на подвижные объекты. В странах Варшавского Договора разве что чехи в этот период делали 30-мм автоматическую пушку « Выдра» с электрическим механизмом подачи ленты. Наши специалисты склонялись к необходимости реализовать подачу ленты за счет автоматики пушки, чтобы не зависеть от источника электропитания.

Выбирать было не из чего, да и в разработке ничего подходящего тоже не имелось. Одновременно и Управление начальника танковых войск ( УНТВ) еще не прониклось до конца необходимостью такой пушки, активно свой же полигон не поддерживало, хотя понимало, что какая-то автоматическая пушка будет нужна: особенно это диктовалось появлением противотанковых вертолетов с управляемыми ракетами, работающими на «подскоке». Практически такие вертолеты были неуязвимы для имеющегося вооружения в наступательном бою, когда специальные комплексы этого назначения ГРАУ в боевых порядках отсутствовали или существенно отставали.

Но дело было не только в вертолетах. В ходе Великой Отечественной войны начало наступательных боев сопровождалось огромными потерями танков, причиной которых являлось практическое отсутствие ведения ими огня, имевшее простую природу: « Не видим целей!». И сейчас боевая подготовка танкистов строится на обучении попасть из пушки в открытую мишень 12 или 12а (лоб и борт танка). А в реальной жизни таких идеальных условий практически не бывает. Правда, под Прохоровкой пошли с немцами друг на друга на танках «в штыковую», «рога на рога». Обратите внимание – аналогов такого танкового столкновения впоследствии уже не было. Когда боксеры лупят друг друга, забывая о защите, разве их хвалят? Да ладно. Такое действие является актом отчаяния и только.

Когда нашлись умные головы, предложившие вести огонь по всем подозрительным местам, чтобы избежать огромных потерь, дело наладилось. К сожалению, в практике (курсы стрельб или наставления по боевой подготовке) этот опыт до сих пор не используется. Но такой подход несет в себе, естественно, перерасход боеприпасов, а их и без того мало в связи с переходом на калибры танковых пушек, которые ранее свойственны были лишь тяжелым танкам и САУ. Именно огонь на подавление и следовало возложить на малокалиберные автоматические пушки.

Противников таких пушек было множество, в том числе – среди специалистов, имевших боевой опыт. Сошлюсь на мнение участника Великой Отечественной войны, одного из моих учителей в НТК УНТВ, подполковника Владимира Ивановича Уткина. Он один из тех, кто в те времена обеспечил не просто паритет нашей БТВТ, а и ее превосходство над зарубежными аналогами. Он не имел ученых степеней, особых наград, не был отмечен каким-либо лауреатством. Боевые награды нашли место в ящике его письменного стола: « Получены не по делу, а по случаю. Задело мне тогда наград не дали». Очень скромный, незаметный труженик, В. И. Уткин был яростный противник автоматических пушек: во время войны, находясь в кузове грузовой машины, он подвергся обстрелу из автоматической пушки фашистского самолета: « Слева и справа от меня погибли, а мне ничего! Что это за оружие?»

Но все бы встало на свои места, если бы не Н. С. Хрущев. С его «помощью» автоматическая пушка получила солидного врага в лице ГРАУ. Влюбленность Никиты Сергеевича в достижения ракетной техники преобразовалась в неприемлемость пушечного вооружения.

Опытные БМП « Объект 680» и « Объект 681».

Опытная БМП « Объект 675».

В ГРАУ и без того с противотанковой артиллерией существовала серьезная проблема: к чему только пушки не цепляли для своевременной транспортировки к полю боя, но доставить их вовремя и в боеготовом виде не удавалось. А тут еще беда, как без противотанковой артиллерии выкрутиться с противотанковой обороной на ближних подступах (для борьбы на больших дальностях велась расширенная отработка ПТУР)?

И тут им подвернулся новый тип машины – боевая машина пехоты. Вот проблема и решена! Поставили на БМП безоткатное орудие (станковый гранатомет) « Копье», превратив его в 73-мм орудие « Гром». Надо сказать, что в тот период вооружение БТВТ, включая прицельные комплексы, велось по договорам ГРАУ, а УНТВ их лишь согласовывало (только ночные прицелы УНТВ вынуждено было взять в свои руки из- за несогласия в этом вопросе с политикой ГРАУ, полностью ориентированной на бесподсветочные ночные приборы – прежде всего, из-за отсутствия мощных источников электроэнергии).

Указанное положение и стало последним толчком к необходимости внедрения на БТВТ автоматических пушек, так как орудие « Гром», имея сначала только кумулятивную гранату, а в последующем – осколочный боеприпас, никакого подавляющего эффекта на противника в наступательном бою не производило. В начале 1970-х гг. стало ясно, что у ГРАУ нет удовлетворительных решений по осколочной гранате к 73-мм орудию, и они срочно приступили к созданию улучшенной системы « Зарница» вместо « Грома». Мало того, введение осколочного боеприпаса заставило не только исключить из всех БМП-1 и БМД-1 автомат заряжания, но впоследствии привело к выводу из Афганистана всех БМД-1 из-за детонации их боекомплектов вследствие срабатывания самоликвидаторов осколочных гранат при подрыве машин на минах.

Ситуация с 73-мм орудием не могла, наконец, не обеспокоить и ГРАУ. Оно вынуждено было согласиться с тем, что небольшая часть БМП может быть вооружена автоматическими пушками. Но основным предназначением этих машин оно считало борьбу с воздушными целям, о чем и докладывало в ГШ МО.

Встал вопрос о разработке такой пушки. Калибр 30 мм был не единственным – разные организации предлагали и 45-, и 57-мм орудия, сейчас доживающие свой век где-то на складах и старых стендах. Из высокопоставленных начальников Московского военного округа была создана комиссия, которая объехала все соответствующие КБ, но вооружение для БМП выбрать не смогла, даже рекомендательно.

Тульское конструкторское бюро во главе с А. Г. Шипуновым и В. П. Грязевым к этому времени имело опыт в разработке авиационных малокалиберных пушек и стремилось сделать универсальный автомат для всех видов Вооруженных Сил и родов войск, который и послужил исходной точкой для построения БМП с этим видом оружия.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"574408","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.