ЛИБРИО    

Читать "Цена победы (СИ)" - "Strelok" - Страница 1 -

Часть 1

11 лет после Исхода.

2351 год Века Благоденствия.

Звон мечей. Огонь. Крики. Беспорядочно мечущиеся в поисках спасения люди. Нет никакой надежды, нет шансов на победу, всех от мала до велика ждет смерть.

Враг в очередной раз применил свою магию и прорвался в осажденный город, устроив ужасающую резню. Для чего? С какой целью? Никто не знает наверняка. На улицах валялись изувеченные, изрубленные тела мужчин, женщин, детей. Запах крови смешался с запахом дыма от бушующих пожаров. У Иньялы слезились глаза, першило в горле, ничего толком не видно. Гонимая страхом она сама толком не знала куда бежала, то спотыкаясь о тела мертвецов и наталкиваясь на еще пока живых.

” Боги, за что вы наслали на род людской эту погибель?”

Но боги не отвечали, оставив смертных без своей опеки и покровительства.

Появившийся в дыму высокий нечеловеческий силуэт заставил Иньялу резко остановиться. Страх и ужас завладели ею, буквально парализовав. Имея расширенное восприятие, ктум чаруд мог находить живых существ и в дыму, и в полной темноте. Иньялу он заметил задолго до того, как она заметила его. Чудовище, замахнувшись горящим проклятой магией серпообразным клином, неслось к ней на полной скорости. Его поджавшиеся губы обнажили ряды неровных клыков длиной в кинжал. В желтых глазах с вертикальным зрачком проглядывался чуждый нечеловеческий разум. И нечеловеческая злоба… В этот момент Иньяла вырвалась из объятий сна. Кошмары мучают ее разум лет почти каждую ночь. Такое бывает у тех, кто прошел войну, пережил тяжелое эмоциональное потрясение.

Все, что было ей дорого, обратилось в пепел. Из семьи, друзей никого не осталось, родной город сожжен дотла армией ктум чаруд. Говорят, время лечит душевные раны, однако горечь потери даже по прошествии одиннадцати лет не слабеет.

Поднявшись с кровати, Иньяла подошла к окну, отодвинула плотные шторы и открыла ставни. Комнату залил непривычный свет двух заходящих за горизонт солнц, в старом мире светило лишь одно и не такое яркое. Если долго ходить под ним с оголенной кожей, можно заслужить болезненный ожог, поэтому днем любая деятельность в Морне замирала. Город оживал ближе к ночи после заката. Иньяла давно привыкла к местным порядкам - днем спать, ночью работать. Да и никто из двадцати тысяч соотечественников не жаловался: асситы оказали огромное одолжение, приняв людей как равных. Хотя, скорее на решение правителей Восьмиградья повлияли боги, которые здесь реально существуют и активно вмешиваются в дела смертных. Иньяла закончила скромную вечернюю трапезу и поспешила покинуть пределы своего жилья. Впереди ждала очередная рабочая ночь. Накинутая поверх платья чадра с прорезью на уровне глаз защищала от световых ожогов, пока солнца окончательно не уйдут с небосвода, покрывало лучше не снимать. Асситы спасались от обжигающего пекла путем навешивания деревянных ставень на окна, штор, тканевых навесов между домами, прокладывали подземные туннели.

Слишком частые прогулки в светлое время суток оборачиваются проблемами посерьёзней болезненных покраснений - целители называют такой недуг злой кожей. На поздних этапах неизлечимо и приводит к мучительной смерти. Иньяла знала об этом не понаслышке. Еще тяжелее приходится асситам, живущим тут с момента сотворения мира - нахождение под солнечным светом дольше четверти звона для них смертельно. Глаза слепнут, кожа покрывается ужасными волдырями и отслаивается. Недаром у асситов солнца, два брата - белый Урули и красный Шенах изображаются в мифах как губители жизни. Но как только они скрылись за горизонтом, Иньяла сняла с головы капюшон, а улицы Морна мгновенно ожили: вышла на обход городская стража, появились уличные торговцы, толпы асситов направлялись по своим делам. Иньяла выделялась среди них как волк среди ягнят. Асситы во многих отношениях были похожи на людей, но столь же сильно отличались. По четыре пальца на руках и ногах, худощавое телосложение, идеально гладкая кожа от светло-голубого до синих оттенков - с возрастом асситы темнеют. Вытянутые назад безволосые черепа, немного напоминающие яйца. Слуховые щели вместо ушей. Их лица имеют правильные и мягкие черты лица. С человеческой точки зрения асситы весьма симпатичны, что мужчины, что женщины, несмотря на полностью черные миндалевидные глаза.

Резкой неприязни местные жители и беженцы из иного мира друг к другу не вызывали за исключением отдельных единичных случаев. Хотя, наверное, асситы завидовали людям, которые сильнее, выносливее, живут дольше и могут гулять под лучами солнца, не опасаясь умереть в тот же день. Ассит проживет чуть больше тридцати лет, если ему сильно повезет, люди с хорошим здоровьем способны протянуть семьдесят, восемьдесят, девяносто, насколько знала Иньяла, а маги иногда до двухсот. По местным меркам Иньяла в свои двадцать семь достигла возраста дряхлой старухи.

С тех пор, как остатки рода людского нашли прибежище в Восьмиградье, одном из восьми Великих Городов, прошло более десятка лет. Домом это место так и не стало - другой мир, другие обычаи, традиции, уклад. Хотя все лучше жертвенного алтаря ктум чаруд или превращения в безвольного вурдалака…

Дорога до места работы обычно у Иньялы отнимала половину звона, требовалось проделать неблизкий путь из Лазурного квартала, где обитают ремесленники, мелкие торговцы, горожане невысокого достатка, в Храмовый. Благо города асситов в отличие от человеческих имели четкую планировку, везде развешаны указатели. Заблудиться при сильном желании трудно. Улицы пересекались под прямым углом, некоторые из них мостили плиткой из привозных материалов. Морн имел обустроенную, мощёную набережную, множество каналов, снабжавших городские кварталы водой, мосты, соединяющие различные части города, дворцы, огромное количество храмов. Многие постройки имели облицовку синим глазурованным кирпичом, барельефами, фризами. Недаром Морн помимо официального названия имеет неофициальное - Синий Город.

Асситы превзошли людей в архитектуре, земледелии, лекарском деле, обработке металлов, во многих науках. Народы Восьмиградья предпочитали направлять свой потенциал в мирное русло, конечно, они тоже вели войны, но не такие долгие, жестокие и кровавые. Противостоящие стороны никогда не устроят резню в отношении детей, женщин, стариков.

В повседневной жизни душегубство у асситов событие весьма редкое, в родном мире Иньялы валяющимся в придорожной канаве трупом никого не удивишь. Грабежи, убийства, похищения, изнасилования были в порядке вещей. Если асситы в таких случаях поднимут на уши городскую стражу и попытаются найти виновного, у людей этим никто заниматься не станет. По Морну можно спокойно разгуливать в одиночку, не опасаясь натолкнуться на грабителей, готовых за ломаную медяшку перерезать горло. Иньяла и осевшие в Морне люди в первое время отказывались верить, что бывает по-другому, поскольку не знали ничего иного.

На восточной окраине Храмового квартала возвышается восьмиугольное, чудовищно древнее, окруженное контрфорсами святилище Д’нек. Купол походит на горб, обвешанный позолоченными и медными листами, затейливо разрисованный потеками птичьего помета. Перед входом возвышается статуя с изящными мраморными руками, поднятыми над головой - в одной руке оливковая ветвь, в другой новорожденный младенец, пуповина обвита вокруг руки и спускается вниз, соединяясь с животом матери. Д’нек является богиней-матерью асситов, она дарует и поддерживает жизнь, излечивает безнадежно больных. И это не просто безмолвный каменный идол, а реальная высшая сила, в ее существовании никто не сомневается. Боги часто появляются в мире смертных, вмешиваясь как в большую политику, так и в дела отдельных ничем не выделяющихся асситов. Иньяле лично посчастливилось увидеть нисхождение с Д’нек, которая приняла ее в качестве служительницы.

С тех пор прошло девять восьмиградских лет, чудом спасшаяся беглянка нашла свое место в помощи другим. Иньяла, как десятки тысяч других людей Турарского царства, родилась с предрасположенностью к магии, однако при всех имеющихся возможностях не хотела развивать дар. Удалось освоить всего лишь десяток заклинаний, одно из которых действовало крайне эффективно. По прихоти судьбы Иньяла стала той, кем до Исхода становиться не желала. Шестнадцатилетнюю девчонку воротило от мысли, каково это с утра до ночи возиться с больными, увечными, немощными. Лекарь использует не только магию, в основном приходиться работать руками: вправлять вывихи, переломы, вырывать зубы, вскрывать фурункулы, зашивать и перевязывать раны.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"594265","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.