ЛИБРИО    

Читать "Мадам Икс (ЛП)" - Уайлдер Джасинда - Страница 1 -

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Джасинда Уайлдер

« Мадам Икс»

Оригинальное название : Madame X (Madame X #1) by Jasinda Wilder, 2015

Мадам Икс ( Мадам Икс #1) Джасинда Уайлдер, 2018

Переводчик: Мария Касмынина (главы 1-13), Intern @ l , RyLero 4 ka , Paska (главы 14-18)

Редактор: Марта Торгунова (главы 1-6), Даша Алексеева (главы 7-13), Лаура Бублевич (главы 14-18)

Вычитка: Лаура Бублевич

Оформление: Юля Монкевич

Обложка: Алёна Дьяченко

Переведено для группы: https://vk.com/belle_books

Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Аннотация

« Мадам Икс» приглашает тебя испытать пределы твоего контроля в этом новом провокационном романе от автора бестселлеров по версии Нью- Йорк Таймс — Джасинды Уайлдер.

Меня зовут Мадам Икс. Я лучшая в своём деле. И тебе лучше подчиняться моим правилам...

Меня наняли, чтобы превратить невоспитанных, глупых сыновей богатых и влиятельных людей, в решительных, уверенных в себе мужчин. Мадам Икс — мастер искусства доминирования. Одного её взгляда достаточно, чтобы опустить тебя, или заставить почувствовать себя королём.

Но есть только один человек, который может претендовать на её тело и душу.

Снова и снова, преодолевая его изысканное доминирование, Мадам Икс в равной степени жаждет и боится его желания. И в то время, как она страстно желает другого пути, Мадам Икс никогда не испытывала ничего подобного ни с кем, до этих пор...

ГЛАВА 1

Сегодня ты прекрасен. Твои бездонные тёмно-карие глаза, с тёплым оттенком, который, как я обнаружила, скрывает непокорный океан ума, хитрости и жестокости. Сегодня ты молод. Полагаю, тебе нет и двадцати пяти. Твою юность выдаёт неспособность спокойно усидеть на моём девственно-белом кожаном диване, и то, как ты скрещиваешь в коленях длинные, худые, одетые в синевато-серые брюки от « Армани» ноги, а так же, как потом вытягиваешь их перед собой, скрещивая в лодыжках. То, как рукой, на которую надет « Ролекс», ты деликатно убираешь невидимые ниточки с чёрной рубашки с V-образным вырезом. То, как слегка касаешься колена своими сильными, но хрупкими на вид пальцами, трогаешь подбородок, а затем лезешь в задний карман штанов в поисках изящного смартфона, которого там нет, потому что его отсутствие является неотъемлемой частью программы обучения. А ты в ней, безусловно, нуждаешься.

Сегодня твоё имя Джонатан. Не Джо, не Джон и даже не Джонни. А Джонатан. Весьма тонкое выделение первого слога, Джонатан. Он очень милый. Этот маленький акцент на первом слоге твоего такого универсального имени. Джонатан. Он как будто для того, чтобы убедиться, что я слушаю то, что ты затем произнесёшь. Как будто бы говорит «обрати внимание, кто я». Ты так молод, Джонатан, всего на несколько лет моложе меня, но годы значат гораздо больше, чем то, сколько раз мы крутанулись вокруг солнца. Твой возраст виден насквозь не только в неспособности сидеть неподвижно. Он в глазах, карих с разными оттенками. В том, как ты смотришь на меня с похотью и расчётом, с удивлением и немалым страхом.

Ты, как и все остальные — о, как же я ненавижу отсутствие в английском спряжения слова ВЫ; другие языки гораздо более определённые, эффектные и изящные. Дай-ка снова попробую: Ты (в единственном числе, Джонатан) очень похож на всех остальных (множественное число мужчин-мальчиков, которые приходили-уходили до тебя-в-единственном-числе, Джонатан).

Ты, Джонатан, смотришь на меня с таким нуждающимся, жаждущим, голодным и похотливым страхом, размышляя о том, как тебе овладеть мной; как обойти правила, которыми связал нас этот контракт; как вынудить меня уйти с тобой и быть твоей; как заставить меня расстегнуть топ или немного наклониться так, чтобы ты мог лучше рассмотреть, что под моей блузкой, или как тебе поиметь меня всеми возможными способами. Но, как и остальным — тебе нельзя. Ничего.

Я не для тебя.

Я принадлежу мужчине. Одному единственному мужчине, который ни с кем не делится.

А ты — ты, Джонатан, и все остальные — недостойны даже думать о том, как его зовут. Вам не понять изысканности, блеска, культуры и шарма, утончённости, лёгкой власти и естественного доминирования, которым обладает этот человек. Вы просто не сможете.

Он — солнце, зависающее над горизонтом, а вы — светлячки, которые порхают в ночи туда-сюда, и каждый думает, что его свет сияет ярче других, не понимая, как вы малы и ничтожны на самом деле.

Прямо сейчас мы сидим на моём кожаном диване и потягиваем чай «Harney & Sons» с бергамотом, и я отмечаю твою позу: положение руки, когда ты отдыхаешь; угол запястья, когда пьёшь чай; поворот шеи и изменение направления взгляда. Я всё это вижу, замечаю каждую деталь и делаю выводы, рассчитываю в уме и подготавливаю свой урок. Тем не менее, сейчас я пью чай и стараюсь позволить тебе вести наш разговор.

Ты плачевный собеседник, Джонатан. Говоришь о спорте, как обыкновенный мальчик, присевший на барный стул, хлебнуть пивка. Как будто бы я могла задуматься о такой чепухе. Но я позволяю тебе болтать о каком-то игроке, киваю, вставляю в нужных паузах «ммм» и «хмм», и делаю сияющие глаза, будто бы меня это волнует. Потому что тебе нужен этот урок, Джонатан. Я собираюсь позволить тебе нести бред об этом твоём футболе и притворяться заботливой, разрешу продолжать тратить моё и твоё время, а когда у тебя закончатся слова, или ты, наконец, поймешь, что я над тобой смеюсь, я выпотрошу тебя, как рыбу.

Ты мне надоел, поэтому я не буду нежной, Джонатан.

— ... И он выделывает номера, как никто, понимаешь? Как будто он просто хренов зверь на поле, никто не может прикоснуться к нему, не тогда, когда он владеет мячом. Каждая игра мне нравится, мне нравится давать ему этот хуев мяч, ты — чёртова идиотка, просто загрузить его им — это всё, что нужно сделать. Очевидно, что я выбрал именно его для моей воображаемой футбольной лиги, и он принесёт дохрена бабла...

Ты жестикулируешь руками, рисуешь ими круги, делаешь это до тех пор, пока я через силу заставляю себя слушать каждое отдельное слово, как будто бы слова — кусочки звука, не имеющие сути.

Я допила свой чай.

Налила ещё одну чашку, выпила половину, а ты даже первую не закончил, потому что всё ещё болтаешь, и это никогда не закончится.

Но, в конце концов, я больше не могу это терпеть.

Я поставила свою чашку на блюдце с громким намеренным стуком и ты, молча, вздрогнул. Позволила себе на минутку насладиться отсутствием шума, искупаться в тишине, привести в порядок свои мысли и позволить тебе увидеть моё недовольство. Ты потеешь, неловко перемещаешься на кожаном диване и не встречаешься с моим пристальным взглядом. Знаешь, что допустил ошибку.

— Мадам Икс, простите, я....

— Достаточно, Джонатан, — я произнесла твоё имя, подражая тебе, с акцентом на первом слоге, чтобы показать, как глупо это звучит. — Ты потратил около получаса моего времени. Напомни мне, Джонатан, сколько платит твой отец за час наших занятий?

— Ммм, я....

Я посмотрела на тебя острым, как бритва, взглядом.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"608203","o":1} Лит Мир: бестселлеры месяца

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.