ЛИБРИО    

Читать "Дочь моего мужа: нужна ли дедушке внучка?" - Веселов Алексей, Веселова Валерия - Страница 1 -

Валерия и Алексей Веселовы

Дочь моего мужа

Глава 1

—  Послушай, как он дерется. — Жанна положила руку Матвея себе на живот. — По-моему, твой сын не хочет, чтобы ты уезжал. Вот, еще раз! Ты слышишь?

Ощутив под ладонью сильный толчок, Матвей радостно заулыбался, а Жанна, ойкнув, схватилась за правый бок.

—  Тебе смешно… А мне больно, между прочим. И я не шучу. Как только ты сказал, что едешь в командировку, малыш стал вести себя просто несносно: все время норовит стукнуть меня посильнее и совсем не слушает уговоров.

—  Это потому, что ты уговариваешь неправильно, — ответил Матвей и присел на корточки.

Прижавшись к выпуклому животу Жанны, он зашептал:

—  Веди себя прилично, сынок! Все будет хорошо. Мама не станет больше грустить и купит для тебя большое ванильное мороженое. А потом, когда я вернусь, мы все вместе поедем в цирк — ты, мама и я — и будем смотреть на дрессированных медведей. И ты не будешь обижать маму, потому что наша Жанна — хрупкая и нежная. А ты ведь мужчина, и это ко многому обязывает, верно, сынок?

Поглаживая четко прорисовывающуюся под натянутой кожей живота маленькую детскую пяточку, Матвей еще и еще шептал что-то сыну, и постепенно ребенок затих.

—  Всего и делов, — удовлетворенно подытожил будущий папаша и ласково притянул к себе жену. — Теперь займемся нашей мамочкой, — сказал он и взъерошил пушистые Жаннины волосы. — Похоже, она больше нуждается в утешении. А ведь ничегошеньки ужасного в ее жизни не происходит. И пусть меня сожрет дракон, если это не так. Что скажешь, девчоныш?

Матвей попытался заглянуть Жанне в лицо, но она отвернулась. Она хотела, изо всех сил хотела быть веселой и бодрой, но сейчас это получалось не очень. Они с малышом так надолго оставались одни. Впервые с тех пор, как поженились, Жанна и Матвей расставались на целых пять дней.

Матвей взял жену за подбородок и повернул ее лицо к себе:

—  Ну-ка, ну-ка… Что я вижу? Ужас! Моя принцесса, моя несравненная леди и в самом деле собирается плакать. Из-за чего же? О, повод достойнейший! Ее муж, ее рыцарь уезжает. Но ведь не сражаться с великанами и чудищами! Он едет всего лишь забрать у изготовителей образец квантового генератора, разработанного в лаборатории. И потому с уверенностью можно сказать: в отличие от настоящих рыцарей он определенно вернется домой целым и невредимым. И притом очень скоро. А чтобы с его дамой сердца ничего плохого не случилось, он договорился с целой армией эльфов. Они присмотрят за домом, разве Жанна забыла? Так почему же вместо того, чтобы с гордостью снарядить своего рыцаря в путь, принцесса заливается горючими слезами? Ай-ай, как не стыдно!

—  Я не принцесса. И я не заливаюсь, — сказала Жанна и вдруг на самом деле всхлипнула. — Просто мы не хотим оставаться одни-и-и! Нам будет без тебя пло-пло-о-о-хо! — выдавила она уже сквозь слезы, уткнулась мужу в подмышку и разрыдалась совсем уж по-настоящему: протяжно, в голос.

—  Все будет хорошо, все хорошо, повторял Матвей, обнимая жену и раскачиваясь в такт ее рыданиям.

Он гладил Жанну по голове и думал, что ей и вправду тяжело.

И вовсе не потому, что Жанне рано довелось стать женой и хозяйкой. В восемнадцать лет Жанна не была такой уж «совсем крошкой», как называла ее мать, Вера Сергеевна При всей хрупкости и кажущейся беззащитности Жанна в действительности была ребенком, но особенным — из тех, что еще от рождения мудры и несут в себе чувство ответственности за себя и за весь мир. Именно такой была Жанна в шестнадцать, когда Матвей впервые увидел ее. Такой же, Матвей был в этом совершенно уверен, она была и в десять, и в пять лет, такой оставалась и теперь, в свои неполные девятнадцать.

И если ей было нелегко сейчас оставаться одной, то этому была веская причина, и Матвей знал ее: полтора года назад она потеряла своего первенца.

* * *

Матвей познакомился с Жанной весной. Он читал квантовую механику на подготовительных курсах физфака МГУ, а она, тонкая, медноволосая, разительно отличалась от всех остальных абитуриентов. Двигалась плавно и грациозно. Улыбалась светло. Говорила мало и с достоинством. Смотрела так, словно знала о человеке все — прошлое, настоящее и будущее. « Принцесса» — назвал ее про себя Матвей. А когда узнал, что необыкновенное создание зовется Жанной, не удивился. Матвей верил, что имена не случайно находят своих хозяев, и потому был убежден, что тезка Орлеанской Девы не может быть такой, как другие.

Через неделю, столкнувшись на остановке, они обнаружили, что им по пути — оба дожидались двадцать шестого трамвая. Тогда же, впервые проводив Жанну домой, Матвей вдруг понял, что вот она и случилась — его любовь. Тайная и неизведанная. Та, что выпадает лишь избранным. Что случается сразу и навсегда. Что сносит голову и сбивает с ног. А еще через неделю Жанна сказала, что любит его.

Через месяц закончились занятия не подготовительных курсах. Девятнадцатого мая, в день своего семнадцатилетия, Жанна сообщила родителям, что после школьных экзаменов переберется к Матвею в общежитие и станет ему любимой и верной женой. И что теперь к ней пришло понимание — она не знает, для чего родилась на Земле. Поэтому никаких институтов. Никаких университетов. Она просто станет жить. Жить и любить.

Заручившись согласием Матвея, родители уговорили Жанну поселиться с любимым у них. Хотя бы поначалу. Ни на какие другие уступки Жанна не пошла.

Летом она забеременела. Они с Матвеем знали, что родится девочка, что она появится на свет в самом начале весны. И что они назовут ее Мартой.

Перед Новым годом Жанна с матерью была на очередном осмотре в женской консультации. Выходя из поликлиники, она поскользнулась на ступенях и кубарем скатилась вниз, пытаясь защитить руками живот. Она до последней минуты надеялась, что ее Марта не пострадает…

Из больницы Жанна вернулась без Марты. В целом вела себя как обычно. Разве что движения ее стали более замедленными, а в разговоре с близкими появилась чуть заметная отстраненность. Она ни с кем ни разу не говорила о случившемся. Матвей и родители Жанны были бессильны перед ее желанием пережить горе в одиночку.

В марте Жанну наконец отпустило, и однажды она проговорила с Матвеем всю ночь, а под утро попросила:

—  Увези меня отсюда. Туда, где все будет другое. Где будем только мы.

Так уже в августе Ковалевы оказались в подмосковном Кудрино, городе физиков, где Матвей получил работу в лаборатории знаменитого профессора Тимьянова. Молодой семье предоставили небольшой коттедж на восточной окраине рядом с Родниками — в квартале, где селились научные сотрудники.

Здесь все разительно отличалось от Москвы. Городом бывший поселок Кудрино стал не так уж давно, лет пятнадцать назад, и постепенно разросся, поглотив деревеньку Родники и еще пару-тройку окрестных сел. Поглотить-то поглотил, да не изменил.

Скорее, город, что сформировался вокруг научного Центра фундаментальных исследований законов микромира у самого устья Кудринки, вобрал в себя аромат исконно русских селений. Здесь мелководная речушка впадала в Оку, издревле именовавшуюся русичами Поясом Богородицы. Рядом были старинные Таруса, Пущино и еще много-много городов и деревень, имеющих вековую историю.

* * *

—  Который час? — вдруг спохватилась Жанна, разом перестав всхлипывать и высовывая взъерошенную голову из подмышки мужа.

—  Начало шестого.

—  А твой поезд?..

—  В семь с хвостиком, — сказал Матвей, поднимаясь с дивана.

—  Значит, у нас еще куча времени, — успокаиваясь, произнесла Жанна. — Мы ведь можем выйти в полседьмого, правда? До вокзала рукой подать…

—  Ничего не получится. Выходить нужно сейчас. Я должен еще забрать документы, — сказал Матвей, но, увидев вмиг погрустневшее лицо Жанны, добавил: — Впрочем, до центра я могу поехать на велосипеде. Тогда ты не сможешь проводить меня, зато мы успеем выпить чай с твоими вкуснющими безе.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"612284","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.