ЛИБРИО    

Читать "Генералы переменки" - Ниланд Эрик - Страница 1 -

Эрик Ниланд

Генералы переменки

Eric Nylund

The Warlords of Recess

© Перевод:

А. Осипов.

Капитан Кейн стоял на мостике своего великолепного боевого корабля « Колосс».

Центральный экран визуального наблюдения занимала уютно окутанная облаками голубая планетка. Пока что мир звался « Земля». На снятие защит понадобится минута, не больше. Дальше его будут звать просто « Колония 4729- Б».

Капитан Кейн пригладил и без того безупречную бородку цвета стали, смахнул воображаемую пылинку с рукава чёрного кителя и поправил орденские ленты за участие в предыдущих операциях, радугой раскинувшиеся поперёк груди.

И кивнул команде — пусть начинают.

Десять младших офицеров вытянулись в струнку на своих постах. Экраны компьютеров озаряли их полные рвения молодые лица. На экранах имперский флот ждал приказа к вторжению, щетинясь готовыми к пуску ракетами.

Офицер регламента лейтенант Плаген многозначительно кашлянул.

Светлый лик капитана Кейна исказила гримаса. И вот так каждый раз! Он поднял руку, веля наводящим повременить.

Форма на лейтенанте Плагене была белая — белая с золотыми пуговицами, чтобы он всегда выделялся на фоне остальной команды. Каким образом ему каждый раз удаётся подкрасться к командиру незаметно — уму непостижимо!

—  Да, лейтенант Плаген?

—  Сэр, — Плаген отутюженно отдал честь, — правило № 039. Я совершенно уверен, вы собирались отдать соответствующий приказ.

И он поднял бровь (одну), прекрасно зная, что ничего такого капитан не собирался.

—  Мой долг — напомнить капитану, что каждому миру, пригодному для завоевания Вечной Империей, предоставляется право на Испытание.

—  Правило 039, — пробормотал капитан Кейн. — Как же, как же.

Империя простирала бразды свои на всю Галактику. Она правила четырьмястами колонизированными мирами — и намеревалась править до скончания времён. Благодаря своим правилам — всем тридцати трём тысячам четырёмстам пятидесяти двум.

Про себя капитан думал, что большую часть этих правил можно преспокойно игнорировать, никто и не заметит.

За исключением, конечно, офицера регламента, обязанного сопровождать каждую миссию. Так гласило ещё одно правило.

О да, этот замечает всё.

Капитан Кейн медленно выдохнул и повернулся к офицеру разведки.

Предвидя его распоряжение, та склонилась над приборами, сканируя планету Земля.

—  Засечено несколько военных баз, сэр, — сообщила она.

По физиономии лейтенанта Плагена расползлась надменная улыбка.

Ну, ещё бы он не был счастлив, наш офицер регламента! Эти бессмысленные, жестокие испытания так милы его сердцу.

—  Очень хорошо, — сказал Кейн офицеру разведки. — Выберите лёгкую цель. Я хочу покончить со всем побыстрее. Не надо, чтобы эти «земляне» страдали сверх необходимого.

—  Уже фильтрую результаты, сэр, — кивнула она.

Правило 039 было древним, очень древним. Оно пришло из тех незапамятных времён, когда Империя ещё не покорила звёзды — и когда она уважала своих врагов. Честь и отвага тогда значили куда больше, чем возможность разбомбить планету с орбиты, просто нажав кнопку и не ввязываясь в настоящий бой.

О, тогда они действительно испытывали своих врагов.

Империя выставляла три отряда против равного количества солдат противника. Если противник побеждал все три раза, значит, он заслуживал уважения Империи. Тогда его называли «другом» и оставляли в покое.

Напрасная трата времени. С тех пор как Империя вышла в космос, никто ещё не проходил Тест 039.

—  Нашла подходящего кандидата, — сообщила разведка, отрываясь от мониторов. — Тренировочный лагерь для молодых воинов. В настоящий момент у них полевые учения, моделирующие реальную боевую ситуацию. На местном профессиональном жаргоне это называется «перемена».

—  Звучит просто превосходно, — высказался офицер регламента Плаген. — Сообщите название подразделения для официального отчёта.

—  Начальная школа « Эвергрин», сэр.

—  Тогда действуйте согласно установленной процедуре, — приказал капитан Кейн. — Посылайте отряд « Альфа».

— « Альфу», сэр?! — разведка даже несколько растерялась.

« Альфа» состояла из лучших солдат линкора. Они выигрывали все сражения, и не важно, какой ценой. А ещё после них оставалось очень мало выживших на поле боя — или не оставалось вовсе.

—  Отставить разговорчики, — скомандовал Кейн. — Выводите « Альфу». И побыстрее.

Джош и Тони сидели на скамейке запасных возле баскетбольной площадки во дворе начальной школы « Эвергрин». Стоял жаркий весенний день. Воздух был густ от запаха свежескошенной травы.

Оба упомянутых джентльмена отдали бы всё на свете, чтобы носиться, потеть, кидаться мячом и вообще веселиться с остальными.

Нет. Вообще-то не так.

Оба упомянутых джентльмена прекрасно понимали, что в игру им лучше не лезть.

Но это не мешало им сожалеть, что они не могут носиться, потеть, кидаться мячом и вообще веселиться с остальными там, на баскетбольной площадке.

Увы, Джош и Тони были абсолютные лохи, или, если выражаться изящнее, люди глупые и неуклюжие.

Мимо пронеслось бодрое стадо одноклассников, оставив изгоев кашлять в облаках пыли.

В общем, баскетбол не был «их игрой». Как, впрочем, и футбол, и вышибалы. Ну и не очень-то надо. Зато Джош и Тони не знали себе равных в шахматах и настольных играх, где крошечные отряды солдатиков проводили операции и брали базы противника во всяких исторических сражениях. Никто во всей школе не мог побить их на этом поле.

По идее, когда это выяснилось, их должны были бы счесть крутыми… но вместо этого просто перестали звать в другие игры.

Особенно в спортивные. Нет, оно на самом деле и к лучшему. Те несколько раз, когда им всё-таки случалось выйти на площадку, большую часть игрового времени они проводили мордой в пыли и уходили в синяках и ссадинах.

Вообще-то это довольно унизительно.

Как и торчать тут, на скамейке запасных. Каждый желающий мог убедиться, что это самые неспортивные ученики шестого класса, только таблички на шее не хватало.

Джош начертил в пыли «#» носком грязной кроссовки.

—  Ну что, в крестики-нолики?

Тони водрузил очки обратно на переносицу. Он был потлив, так что стёклышки имели обыкновение съезжать и покрываться жирными отпечатками пальцев.

—  А смысл? — глубокомысленно сказал он. — У нас всё равно всегда ничья. Может, лучше в шахматы?

—  Долго искать камни для фигур, — уныло отозвался Джош.

Он знал, что дальше Тони предложит рисовать фигуры на земле и на каждом ходу стирать их и рисовать заново. В прошлый раз, когда они попытались, в баскетболе объявили тайм-аут, а потом набежало стадо молодых бизонов и затоптало то, что имело все шансы стать лучшей игрой в истории шахмат.

—  Давай просто…

Но Тони его не слушал. Он вытаращился за плечо Джоша, не сводя глаз с площадки.

Пришлось тоже обернуться.

Игра остановилась. Обе команды что-то перетирали с какими-то новыми ребятами.

Новых было пятеро.

Джош никогда их раньше не видел, он знал это совершенно точно. Таких он бы запомнил.

Трое парней и две девчонки были минимум на фут выше любого ученика « Эвергрина». Настоящие качки, втиснутые в шорты и тесные футболки с принтом « АЛЬФА» и номером, от одного до пяти. И на всех — вы только поглядите! — пижонские зеркальные очки со стёклами до ушей!

—  Альфа — первая буква греческого алфавита, — сообщил Тони.

—  Сам знаю! — отозвался Джош, досадуя, что на самом деле он этого не знал.

Вечно этот Тони! Хлебом его не корми, дай повыделываться.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"612597","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.