ЛИБРИО    

Читать "Подростки (СИ)" - Захарова Оксана Юрьевна - Страница 1 -

Оксана Захарова

Подростки

Глава 1

—  Пить или не пить? Вот в чем вопрос! — Ника из последних сил пыталась впихнуть в школьную сумку двухлитровую бутылку с лимонным чаем. Антон, развалившись в кресле, с весьма довольным видом снимал страдания сестры на камеру:

—  Пить или не пить? Вот в чем вопрос! — Ника, наконец отвлекшись от своего практически бесполезного занятия, с явным удовольствием запустила в брата подушкой. Антон «на лету» отбил вражеский снаряд, после чего продолжил издевательство над сестрой:

—  Если все учебники выложить, то чай влезет.

—  Слушай, умник…

Ника открыла шкаф, и ей прямо на голову свалился старый добрый четырехтомник Толстого « Война и мир». Антон согнулся пополам от хохота, а Ника, потирая свежую шишку на лбу, ушла на кухню мазаться кремом от ушибов.

После следующих пятнадцати минут мучений Ника все-таки впихнула несчастную бутылку в сумку и ушла в ванную немного подкрасить губы. Тем временем Антон расстегнул сумку сестры и, пристроив камеру рядом с собой, выложил все содержимое сумки на кровать.

—  Итак, почему же бутылка не влезает в сумку? Сейчас мы раскроем тайну века!

Как выяснилось позже, «вопрос века» состоял в том, что вся сумка Ники была завалена всякой фигней. Там обнаружилось: три пары влажных салфеток, просроченный проездной, расческа, гнилое яблоко, губная помада, недоеденная шоколадка, и даже зарядка от неделю назад потерянного планшетника. Естественно, не считая учебников и тетрадей, трех линеек, валяющихся по разным углам сумки, и сломанного карандаша.

Тем временем из кухни вернулась Ника, и по-тихому отключив камеру, спрятала ее у себя за спиной:

—  А вот теперь складывай все это обратно.

Антон решил не спорить, и принялся складывать все это «богатство» обратно в сумку. А Ника включила камеру и принялась снимать брата:

—  Всем привет! Я Ника, а это мой брат, он сейчас как раз собирает свою сумку в школу!

На этот раз подушку кинул Антон и, надо заметить, не промахнулся. Попал он сестре прямо в лоб. Потом эти двое еще полчаса гонялись друг за другом и друг от друга по дому с камерой, после чего наконец, взмыленные, но весьма довольные друг другом, натянули куртки и припустили в школу.

* * *

После звонка Ника поспешно сгребла учебники в сумку и практически бегом выбежала из класса. Девочка притормозила возле спортивного зала. Там сейчас должен был быть урок у восьмого «б». А вот и он… Макс Савельев.

Высокий худой блондин спортивного телосложения с пронзительно зелеными глазами. Он так офигенно выглядит в своей обычной тренировочной майке и серых брюках для физ-ры… Ммм. В него полшколы влюблены. Но он больше ни на кого, кроме Насти Морозовой и не смотрит… Макс вышел из раздевалки и легкой походкой вразвалочку (он вольной борьбой занимается) направился к перекладине. С десяток раз подтянулся, и с той же легкостью соскочил вниз. Девчонки, сидящие на скамейках синхронно вздохнули. Наконец, Ника набралась смелости и подошла к Максу.

—  Привет.

Макс задумчиво присузил глаза:

—  Знакомы?

—  Я… Подруга Насти.

Максим сразу заулыбался:

—  А-а! Так это ты сегодня норматив на соревнованиях бежишь?

Дело в том, что в этом году администрацию школы «стукнуло» провести соревнования по спортивным нормативам. От каждой параллели по четыре человека, по одному из каждого класса. Хотя в Никиной параллели классов шесть… Впрочем, не в этом дело. От каждого класса выбирали только одного: самого-самого. Затем эти «самые-самые» шесть человек бежали на скорость — наматывали круги по стадиону возле школы. В финал, точнее, в следующий этап соревнований проходили первые трое. Далее эти трое бежали против других троих — из другой параллели. Делились так: первый класс бежал со вторым (три на три), третий с четвертым, пятый с шестым, а седьмой с восьмым, и т. д. Конечно, понятно, что у старшеклашек больше шансов, но таковы условия отбора.

Так вот, вернемся к следующему этапу: после того, как состоялись забеги между так сказать, классами, от каждого забега побеждал лишь тот, кто прибежит первым. А дальше самая странная и интригующая часть соревнования: осталось всего шесть человек. И вот те трое, кто в этом последнем забеге прибегут первыми, получат медали. Конечно, пройти отбор от класса как самая-самая Ника могла… но именно тогда, когда этот самый отбор проходил… Ника валялась дома с ветрянкой. Но ей же нужно попасть туда!

Так, от их класса пойдет Рома Кукушкин — жгучий брюнет, страдающий лишим весом, но передвигающийся с молниеносной скоростью. Рому сажали на диеты, вообще не кормили, водили по врачам, все бестолку! Рома садился на самой последней парте, вытаскивал из рюкзака бутерброд, съедал его, запивал кока-колой, и все равно был на голову сильнее и быстрее всех одноклассников на физ-ре. Ника как раз была второй по скорости — даже Ромку иногда обгоняла, если он уж очень обжирался своими любимыми бутербродами перед уроком физкультуры. Третье место в классе уже четвертый год отстаивал Сережа Зверев, но он к делу отношения не имел. Значит, нужно срочно-срочно договориться с Ромкой. Ладно, как говориться, пан или пропал.

—  Да, это я побегу от седьмого « Б».

Макс снова улыбнулся и Ника поняла, что за его улыбку она бы Ромку закрыла в туалете, зацементировав дверь и заклеив ему рот скотчем. Впрочем, пришлось еще соврать, что она подруга Насти. Но ничего, с Настей она еще сто раз подружиться успеет, а вот с Ромкой надо прямо сейчас договариваться!

Глава 2

Третьим уроком стояла литература. Забег после шестого. Времени — вагон и маленькая тележка. Поскольку на литературе рассадка была всегда свободной, то Ника «без лишних глаз» прорвалась на последнюю парту к Ромке.

—  Ром, у меня к тебе такое дело…

Рома оторвался от созерцания стихотворения Пушкина, заданного на дом:

—  Какое?

—  Ну, это ты же сегодня в забеге бежишь? Сделай замену. А я тебе торт.

—  А-а. Так ты хочешь в забеге вместо меня бежать?

Наконец вник в суть Рома.

—  Да.

—  И что я физкультурнику скажу?

—  Что у тебя живот болит.

—  А ты мне что?

Ника просияла.

—  Торт. Хочешь два?! А могу и три!

—  Не-не, три — это явный перебор. Так, давай один большой шоколадный торт и мяч с подписью Кержакова.

—  Может, лучше вместо мяча еще один тортик?

Ника, естественно, уже поняла, сколько должен стоить такой «именной» мяч.

—  Нет.

Стоял на своем Ромка.

—  Ладно, по рукам.

Сдалась Ника.

—  Завтра в школу принесу.

—  Хорошо.

* * *

Ника жила в десяти минутах от школы, поэтому, естественно, забежала домой пообедать. Девочка закинула в рот суп и котлеты, после чего бросила взгляд на часы. Забег на седьмом уроке. Допустим, на стадионе надо быть за десять минут, плюс еще десять минут дойти до школы. Итого: из дома только через полчаса.

Ника придирчиво оглядела себя в зеркало. Достаточно худая (что сразу очень бросается в глаза), невысокого роста девочка, с большими голубыми глазами. Волосы? Короткие, едва достигающие до конца шеи, на концах немного вьются. И ладно, если бы дело этим ограничивалось. Так ведь нет! Волосы у Ники были ярко-каштановыми.

Мало кто верил, что она не красилась, но девочку это особо не расстраивало. У мамы Ники были ярко-карие глаза и темные волосы, при всем этом она была еще очень высокой и стройной. У папы был в принципе тот же типаж. Карие глаза, темные волосы. Рост выше среднего, но до маминого далеко. Старшая сестра Антона и Ники была старше их на два с половиной года и явно очень гордилась титулом старшей сестры. Алиса имела большие темно-карие глаза и темные волнистые волосы до пояса. Ростом она однозначно пошла в маму. Алиса от природы была очень серьезной и целеустремленной. Училась она на одни пятерки и собиралась поступать на экономический факультет.

1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"617378","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.