ЛИБРИО    

Читать "Ода близорукости" - Бородицкая Марина Яковлевна - Страница 1 -

Марина Бородицкая

Ода близорукости (сборник)

©  Марина Бородицкая, 2015

© « Время», 2015

* * *

Что касается бытия

Что меня завораживает в стихах Марины Бородицкой – меня, человека в поэзии стороннего, прохожего, то есть законченного прозаика с головы до пят, – это удивительное сочетание мужества, нежности и абсолютной, звонкой ясности смысла. Мне всегда казалось, что именно эта смесь необходима для прозы. Поэтому я откровенно завидую стихам Марины Бородицкой. Она умеет в несколько строф, даже в несколько строк… даже в четыре строки вложить то, ради чего я корячусь за письменным столом месяцами и даже годами.

Она умеет взглянуть окрест взглядом начисто лишённым поэтического дурмана, той бормочущей кисеи, в которую обычно запелёнуто сознание робких поэтов. Она как бы не зависит от поэтических средств, хотя владеет этими средствами весьма умело.

Что касается бытия (это неплохо звучит: «что касается бытия») и всего, что к нему прилагается (перечислять не стану, это значило бы цитировать книгу от первой до последней строки), то я б в этом мире – мире Марины Бородицкой – хотела бы обитать. Может быть, потому, что наряду с высокой трагедией осознания конечности человеческого пути, в этом её мире существует и радость, и горькое счастье, и тёплый юмор, и стремление к выси, и сострадание – всё то, что вообще составляет смысл жизни. И смысл поэзии.

Дина Рубина

Ода близорукости

Слава тебе, о бесшабашный хрусталик,и тебе, подруга его, строптивая роговица! Вы своей преломляющей силы не рассчитали,на далёкую перспективу не дали мне подивиться. Никогда мне орлиным взором не охватить перспективы,а сидеть мне, уткнувшись носом в парчовую ряску,в плиссировку раковины, в поволоку сливы,придорожного лопуха кольчужную вязку. Я снимаю очки и вижу цветные пятнаи вокруг фонарей лохматые ореолы. Круговая порука близости. Нам понятно,что художник имел в виду, мы ведь той же школы. Я снимаю очки – как будто бы остаюсь без кожи,а это я надеваю защиту от вашей вселенной:в трёх шагах от меня вы можете корчить рожи,а я буду вам улыбаться улыбкой блаженной. Слава тебе, миопия! слава неправильной формеглазного яблока, удлинённого вроде грушовки,мелочам и подробностям, бусинам в птичьем корме,обнажённой лампочке в радужной растушёвке!

« Ощущение сгущающейся тьмы…»

Ощущение сгущающейся тьмы. Ощущение сгущающейся тьмы. Можно, в сущности, на этом оборвать, Но зачем тогда на свете были мы? Можно, в сущности, оставить две строки, Нить из брюха не тянуть, как паучки, Свет рассеянный в себя не собирать И лучи не концентрировать в пучки.« Выжигание глаголом», экий вздор, Кем-то в детстве передаренный набор… Ощущение сгущающейся тьмы. Луч направленный. Дымящийся узор.

« Ласковая ты бабушка…»

Ласковая ты бабушка,история Древнего мира:всё картинками баловала,сладостями кормила. Был на диване триклиний,триумвират на кресле,триста спартанцев за шкафомвраз выдыхали: « Йесли!» Строгая ты учительница,история Средневековья:всё рисовала виселицу,всё рифмовала с кровью. Всё же твои ужастикинаши питали грёзы: Йорки шли на  Ланкастеров,алые тлели розы… Злая ты, злая мачеха,нынешняя история,алчности математика,ненависти фактория. Ядерные пастилки,лагерное барокко, –и ни единой картинки,ни одного урока.

« Ещё последняя нам сласть…»

Ещё последняя нам сластьдана в наследство:сначала в отрочество впасть,не сразу в детство. О, там обиды велики,победы хрупки,но утешают пустяки:косынки, юбки. Там каждый взгляд, что бросил они вздох невнятныйс подругами обговорёнтысячекратно. Там можно сделать встречный шагкак одолженьеи целоваться просто так,без продолженья.

« В этот час, когда окна уже горят…»

В этот час, когда окна уже горятиз ноябрьской тьмы по краям фасадаи последние несколько дошколятмолчаливо ждут у крыльца детсада, –в этот час капризничает душа:ни гулять не хочет, ни даже в гости,у окна стоит, на стекло дыша,и ладони трёт в диатезной коросте. То ли скушно ей, то ли тошно ей,только знай сопит, только тянет шею:не видать ли там дорогих теней? Ведь придёт же кто-нибудь и за нею.

«„ Бог – это совесть“, – сказала бабушка Вера»

« Бог – это совесть», – сказала бабушка Вера. Под утюгом орошённая блузка дымилась. Бог в этот миг, обнаружив меня у торшера,щёлкнул разок по затылку, и вот – не забылось. Бабушка так говорила о глаженой блузке:« Вещь – совершенно другая! ведь правда? ты видишь?» С дедом они перекрикивались по-французски,только потом я узнала, что это идиш. Дед же Наум учил меня бегать и дратьсяи по-латыни ворчал, что хомини хомо –волк. Я не верила деду, я верила в братство,в дружество, равенство, счастье и бегство из дома. А ещё так смешно говорила бабушка Вера:« Честью клянусь», не просто «честное слово».« Бога гневишь, – вздыхала, – ну что за манера! Ты вот поставь-ка себя на место другого».
1 Перейти к описанию Следующая страница{"b":"96024","o":1}

Исследователь из Стэнфордского университета попросил группу кандидатов наук по литературе прочитать роман Джейн Остин (Jane Austin), находясь внутри аппарата магнитно-резонансной томографии (МРТ). В результате обнаружилось, что аналитическое чтение литературы и чтение просто ради удовольствия обеспечивают различные виды неврологической нагрузки, каждый из которых является своего рода полезным упражнением для человеческого мозга.

Исследование проводилось под руководством специалистов Стэнфордского университета, занимающихся изучением когнитивной и нервной деятельности мозга. Однако сама идея подобного исследования принадлежит специалисту по литературному английскому языку Натали Филипс (Natalie Phillips), которая пытается выяснить, каково истинное значение изучения литературы. Помимо получения знаний и связанных с конкретным произведением культурных аспектов, исторических фактов и гуманитарных сведений, заложена ли в чтении какая-либо ощутимая польза для человека, которая поддается оценке?

Получается, что этот процесс можно зафиксировать – по крайней мере, определить, как при чтении происходит циркуляция крови в мозге. Эксперименты были построены таким образом, чтобы люди, находящиеся в камере аппарата МРТ, смогли прочитать главу из романа Джейн Остин «Парк Мэнсфилд» (Mansfield Park), текст которой проецировался на монитор внутри камеры. Читателей попросили делать это двумя способами: как если бы они читали ради удовольствия, а также провести критический анализ текста, как это делается перед сдачей экзамена.

Аппарат МРТ позволяет ученым наблюдать циркуляцию крови в мозге, и то, что они обнаружили, показалось им особенно интересным: когда мы читаем, кровь поступает в области мозга, которые находятся за пределами участков, отвечающих за управляющие функции. Кровь поступает в участки, связанные с концентрацией мышления. Ничего удивительного в этом нет – для чтения необходимо умение сосредоточиться – однако, было обнаружено, что для аналитического, подробного чтения требуется выполнение определенной сложной когнитивной функции, которая обычно не задействована. По словам ученых, при чтении обоими способами включается когнитивная функция, которая ассоциируется не только с «работой» или «игрой».

Более того, исследование показало, что при одном только переходе от чтения «для удовольствия» к «аналитическому» чтению происходит резкая смена видов нервной деятельности мозга и характера кровообращения в головном мозге. Видимо, по результатам исследования можно будет сделать вывод о механизмах влияния чтения на наш мозг и активизации таких его функций, как способность к концентрации и познанию. А пока исследование подтверждает то, что вы и так уже знаете еще с тех времен, когда учительница в начальных классах твердила вам, что читать полезно для мозга.